Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Понятие физической приватности искажается. В окна домов заглядывают дроны, устройства постоянно следят за нашими действиями, а работодатели хотят знать о своих сотрудниках всё и даже больше. Журнал Forbes рассуждает о том, каким стал мир в эру пост-приватности и чем это нам грозит.

В прошлом году многие крупные компании стали внедрять корпоративную систему охраны здоровья. Все это выглядело невинно — сотрудникам выдавали фитнес трекеры и обещали следить за их здоровьем. Но это внимание оказалось излишне пристальным.

CNN выпустила критическую статью, в которой отмечался новый тренд на вторжение в частную жизнь. Компании хотели всего лишь получить данные о состоянии здоровья — взять анализ крови, изучить вредные привычки, проверить вес и давление. Под видом заботы подавалось нарушение всяких норм приватности. Некоторые корпорации заходили еще дальше. Если сотрудник отказывался проходить обследование, то его лишали страховки, а курильщикам полагалась особая страховка с менее выгодными условиями.

Под видом заботы подавалось нарушение всяких норм приватности.

Предположим, в заботе о здоровье нет ничего криминального. Но появились и другие настораживающие тенденции. Так компании внедряли программы отслеживания любых отлучек на рабочем месте, даже если сотрудник уходил в уборную. В 2014 году одна компания запретила своим сотрудникам покидать рабочее место в любое время, кроме строго определенного перерыва на 6 минут раз в день. Другие офисы даже оборудовали рабочие столы специальными датчиками, следящими за человеком. Но их пришлось удалить после скандала.

Целые индустрии формируются за счет алгоритмов, предусматривающих сбор данных. Так работает, например, Uber. Но то, как компании могут использовать эти данные, вызывает тревогу. Предположим, что программа по охране здоровья определит, что какой-то из сотрудников подвержен стрессу и рискует получить инфаркт в ближайшие три года. Логика подсказывает, что компания отстранит его от важной работы, «оптимизирует» и добьется того, чтобы человек ушел по собственному желанию.

Эта оптимизация по отношению к людям напоминает машинную оптимизацию — использовать по максимуму, выжать до последнего и списать в утиль.

Что если однажды медицинские анализы смогут предсказать всю траекторию здоровья человека? Будущие болезни, периоды активности и спада, периоды расцвета и кризиса будут известны заранее.

Экономика полагается на данные, а данные отличаются сухостью и отсутствием человечности. В 2013 году Wall Street Journal опубликовал материал о страховой организации Blue Cross and Blue Shield of North Carolina, которая незаконно получала данные о денежных транзакциях 3 млн застрахованных пользователей. Компания анализировала покупки человека и определяла по ним его или ее состояние здоровья.

Технологии постепенно вторгаются и в наши дома. Главную угрозу представляют дроны. Они могут кружить над домом, пролетать на уровне окон, снимать видео и делать фотографии, и по-прежнему не ясно, к кому нужно обращаться по вопросам регулирования беспилотников. Когда в широком доступе окажутся вооруженные армейские и полицейские дроны, эти вопросы встанут особенно остро.

Главную угрозу для приватности представляют дроны.

Так сложилось, что сегодня мы ассоциируем приватность с интернетом: стараемся обезопасить свои аккаунты, придумываем сложные системы паролей. А в это время понятие физической приватности в реальном мире девальвируется. Сама концепция «личной информации» исказилась, и не совсем понятно, что она сейчас означает. Действительно, что считать личным, а что нет, если работодатель хочет знать обо всех ваших заболеваниях, а неизвестный квадрокоптер кружит за окном вашей спальни?

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Кейсы
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн