Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Понятие физической приватности искажается. В окна домов заглядывают дроны, устройства постоянно следят за нашими действиями, а работодатели хотят знать о своих сотрудниках всё и даже больше. Журнал Forbes рассуждает о том, каким стал мир в эру пост-приватности и чем это нам грозит.

В прошлом году многие крупные компании стали внедрять корпоративную систему охраны здоровья. Все это выглядело невинно — сотрудникам выдавали фитнес трекеры и обещали следить за их здоровьем. Но это внимание оказалось излишне пристальным.

CNN выпустила критическую статью, в которой отмечался новый тренд на вторжение в частную жизнь. Компании хотели всего лишь получить данные о состоянии здоровья — взять анализ крови, изучить вредные привычки, проверить вес и давление. Под видом заботы подавалось нарушение всяких норм приватности. Некоторые корпорации заходили еще дальше. Если сотрудник отказывался проходить обследование, то его лишали страховки, а курильщикам полагалась особая страховка с менее выгодными условиями.

Под видом заботы подавалось нарушение всяких норм приватности.

Предположим, в заботе о здоровье нет ничего криминального. Но появились и другие настораживающие тенденции. Так компании внедряли программы отслеживания любых отлучек на рабочем месте, даже если сотрудник уходил в уборную. В 2014 году одна компания запретила своим сотрудникам покидать рабочее место в любое время, кроме строго определенного перерыва на 6 минут раз в день. Другие офисы даже оборудовали рабочие столы специальными датчиками, следящими за человеком. Но их пришлось удалить после скандала.

Целые индустрии формируются за счет алгоритмов, предусматривающих сбор данных. Так работает, например, Uber. Но то, как компании могут использовать эти данные, вызывает тревогу. Предположим, что программа по охране здоровья определит, что какой-то из сотрудников подвержен стрессу и рискует получить инфаркт в ближайшие три года. Логика подсказывает, что компания отстранит его от важной работы, «оптимизирует» и добьется того, чтобы человек ушел по собственному желанию.

Эта оптимизация по отношению к людям напоминает машинную оптимизацию — использовать по максимуму, выжать до последнего и списать в утиль.

Что если однажды медицинские анализы смогут предсказать всю траекторию здоровья человека? Будущие болезни, периоды активности и спада, периоды расцвета и кризиса будут известны заранее.

Экономика полагается на данные, а данные отличаются сухостью и отсутствием человечности. В 2013 году Wall Street Journal опубликовал материал о страховой организации Blue Cross and Blue Shield of North Carolina, которая незаконно получала данные о денежных транзакциях 3 млн застрахованных пользователей. Компания анализировала покупки человека и определяла по ним его или ее состояние здоровья.

Технологии постепенно вторгаются и в наши дома. Главную угрозу представляют дроны. Они могут кружить над домом, пролетать на уровне окон, снимать видео и делать фотографии, и по-прежнему не ясно, к кому нужно обращаться по вопросам регулирования беспилотников. Когда в широком доступе окажутся вооруженные армейские и полицейские дроны, эти вопросы встанут особенно остро.

Главную угрозу для приватности представляют дроны.

Так сложилось, что сегодня мы ассоциируем приватность с интернетом: стараемся обезопасить свои аккаунты, придумываем сложные системы паролей. А в это время понятие физической приватности в реальном мире девальвируется. Сама концепция «личной информации» исказилась, и не совсем понятно, что она сейчас означает. Действительно, что считать личным, а что нет, если работодатель хочет знать обо всех ваших заболеваниях, а неизвестный квадрокоптер кружит за окном вашей спальни?

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения