Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Robots can dream — ИТ-компания, за первый год своего существования они сделали проекты с дополненной и виртуальной реальностью, которые представляли Татарстан на крупных международных форумах. «Хайтек» узнала у CEO и основателя компании Булата Ганиева, почему они не считают себя стартапом и какие технологические тренды их воодушевляют.

Про дополненную и виртуальную реальность — как для бабушки

Дополненная реальность это интеграция виртуальной информации в реальный мир. То есть ты надеваешь очки, смотришь на дом, который в реальности существует и стоит перед тобой. Но в очках ты видишь его не только снаружи, а ещё и в каком году он был построен, кто там живёт.

Огромный пласт работы с информацией скрыт от посторонних глаз. Ты просто смотришь на объект и информация сама находит тебя. Так работают бесконтактные интерфейсы. Здесь не нужно нажимать на кнопки или делать что-то ещё.

Виртуальная же реальность погружает человека в другой мир. Либо реально существующий, либо вымышленный. Это тоже делается при помощи очков. Очки — дисплей и линзы, которые устроены таким образом, чтобы реагировать на движения твоей головы и показывать тебе виртуально нарисованный мир. Это очень сильный эффект погружения. Потенциал использования технологии неограничен. Раньше виртуальная реальность была доступна только для военных, когда лётчиков обучали. А почему бы не делать тоже самое для медиков, рабочих на заводах? Можно воссоздать любую реальную ситуацию, например, для подготовки к проведению военных спецопераций на местности сделать 3D модель — карту, которую можно заранее пройти. И когда ты окажешься на поле боя, уже будет проще ориентироваться.

Стартап — это, чаще всего, история об одном продукте. Мы же делаем много решений. Поэтому Robots can dream — это ИТ-компания.

Сейчас у нас в работе несколько коммерческих внешних проектов и два внутренних. Первый — «Виртуальный хирург». Это система обучения оперированию с помощью технологии виртуальной реальности и технологии трекинга движения рук. Нам было бы интересно поработать с технологией Microsoft HoloLens, это передовые очки виртуальной реальности с системой определения позиции и ориентации положения рук. И скорее всего будет необходимо использование перчатки с сенсорами обратной связи.

А второй проект, Respot, это маркетинговая система, которая дает доступ к Wi-Fi за логин через социальные сети в общественных местах. Собирает информацию о клиентах из их страницы в сети и дает предпринимателю анализировать свою аудиторию.

Тенденции и технологии: киберпанку — быть?

Есть тренд на интеграцию технологий в человека. Очень развивается медицина в направлении имплантации. И проект Google Glass уже не в очки, а в линзы переносится. Думаю, технологии станут неотъемлемой частью человеческого тела. Это даже не просто носимая электроника, это куда более глобально — внедрённая электроника. Человек эволюционировал от неандертальца до Homo Sapiens, а здесь уже следующий шаг, когда мы берём эволюцию под свой контроль.

Мы сможем внедрять в себя дополнительные блоки памяти, вычислительные мощности.

Человек становится сверхчеловеком. Нет, не компьютером, я не верю в киберпанковые утопии.

Просто тот, кто захочет, сможет стать таким образом эффективнее. Монополия на знание будет разрушаться.

Есть график развития инноваций. Сначала технология доступна нескольким процентам людей, которые становятся первыми пользователями. Происходит дикий бум — об этой инновации все говорят, пишут, слышат и ждут. Возлагают нереальные ожидания. А потом они сразу не оправдываются и интерес падает. И технология начинает спокойно себе развиваться своими темпами. Например, можно проследить такую тенденцию с электрокарами Tesla. Об электрокарах говорили задолго до Tesla, предсказывали, что нефтяники вымрут, а на смену традиционным автомобилям придут машины, питающиеся электричеством. Нефтяники не вымерли, говорить об этой теме стали меньше, и вот электрокары стали появляться. В Казани уже есть три автомобиля Tesla.

Есть закон ускорения истории. И чем дальше, тем более эффективно и быстро мы будем внедрять разработки и развиваться. Самых больших прорывов мы все ждём от медицины. Сейчас, мне кажется, мы максимально близко подобрались к этому. Тот же самый Google, от которого отделился Alphabet, сейчас активно взялся за тему медицины. Ещё будет развиваться индустрия развлечений, новые медиа. Виртуальная реальность выведет их на новый виток развития. Будут трансформации в общении. Подумайте, зачем Facebook купил очки Oculus Rift? Может, скоро мы будем гулять и путешествовать вместе с виртуальными аватарами, почему бы нет. И это реально сделать хоть сейчас. Даже мы это можем сделать, если заморочиться.

hightech.fm / Леся Полякова

Виртуальное лицо Республики

Нашим первым проектом стала презентация Казани в Берлине и Монреале как города-претендента на проведение Чемпионата мира по водным видам спорта. Мы разработали решение с дополненной реальностью и оно, что называется, зашло. Не сказать, что мы хорошо заработали на этом, но этот проект позволил нам оставаться на плаву до следующего заказа. Делали мы его совместно с Sell Out Sport System, компания занимается спортивным маркетингом.

Ещё мы гордимся тем, что мы никогда не работали бесплатно. У нас нет и не было инвесторов, мы существовали за счёт собственных продаж и разработок. Все наши ребята всегда получали зарплату и, я считаю, что нельзя в стартап привлекать кого-то бесплатно.

Мы стали развиваться в области мобильной разработки. А следующим скачком была для нас реализация вместе с компанией «Мост» презентации Казани в Сан-Паулу к Чемпионату мира по рабочим профессиям 2019 года.

Начального капитала не было никакого. Разве что 4 тысячи на открытие ИП. Мы стартовали «вчистую» и этим гордимся.

Мы использовали очки виртуальной реальности, сделали гид по Казани. Российский стенд был рядом с бельгийским и французским, но очереди выстраивались неизменно к нам. Там мы произвели «вау»-эффект. Второй раз нам удалось, внедрив в презентацию новые интерфейсы, добиться очень хорошего эффекта вовлечённости аудитории.

И третьим флагманским проектом я считаю официальное мобильное приложение к Чемпионату по водным видам спорта в Казани. Мы выиграли тендер на его разработку, и реализовали его совместно с компанией Microsoft, используя технологию Azure. Оно получило 4,5 звезды в рейтинге в сторах. Нам писали на разных языках: «Спасибо, крутое приложение!» Так, в первый же год работы, мы сделали три приложения, которые стали лицом Республики на мировой арене.

Техно-фанатизм как мотивации команды

Как и многие студенты, в университете я не знал, чем буду заниматься по жизни. Мне нравилось программирование, но в какой-то момент я увлёкся съёмкой видеороликов, потом я тащился от рекламы и свёл к этому цикл своих интересов, пошёл работать в рекламную компанию Spotmakers. Там я понял, что реклама — не совсем моё в долгосрочной перспективе и я хочу всё-таки заниматься технологиями. Став креативным директором в Spotmakers, я хотел уйти, но директор компании, Михаил Маризов, предложил вместе организовать компанию. Так появился Robots can dream.

Как мы собирали команду? Парень, с которым я жил в общежитии в одной комнате, теперь мой технический директор. Он самый компетентный из нас в технологиях, просто гений, Бог, инопланетянин. Я до сих пор думаю, что он где-то на Андромеде родился. А еще один мой знакомый — наш арт-директор.

Наш главный инструмент мотивации — мы все реально «тащимся» от того, что делаем.

И только таких ребят берём на работу. Мы фанаты. И делаем общее дело. И всем даём расти и набирать опыт. А я в свою очередь всегда стараюсь брать только те проекты, которые ребятам действительно интересно будет делать.

Почему Robots can dream? Это цитата из книги Айзека Азимова «Я робот». Назвав компанию так, мы хотели подчеркнуть два основных наших принципа: точность (присущая роботам) и творчество (присущее людям). Мы позиционируем себя как компания, внедряющая инновационные решения в бизнес, а инновации невозможны без творчества в мышлении и точности в действиях.

Мы начинали втроём, теперь нас девять. Сейчас мы, вместе с компанией It’s digital и Артуром Башировым, создаём группу компаний «Технократия», в которую войдут Robots can dream и ITS, соответственно. Это делается для того, чтобы выйти на американский рынок.

У нас будет представительство в Сиэтле, возможно, в Ванкувере, появились контакты в Лондоне.

Кризис нас подбил и мы хотим обезопасить себя и начать работать в валюте. Это за гранью понятия «патриотизм». Бизнес стремится работать там, где для него создаются лучшие условия.

Хотя стоит признать, что Россия очень привлекательна для запуска новых продуктов, так как местный рынок достаточно свободный и слабоконкурентный относительно западного. Мы планируем становиться интернациональной компанией, и в будущем инвестировать в начинающие компании как фонд. Вот для чего нужна «Технократия».

С точки зрения внедрения технологий дополненной и виртуальной реальности есть сильный конкурент в Москве, это компания Play Display. Но они ориентированы на создание презентационных стендов, а мы хотим внедрять технологии в более практическом русле.

Нет, предложений о покупке компании не было. Да и если б были — не продал бы. Психануть и бросить всё тоже никогда не хотелось. Я всегда был на сто процентов уверен, что то, что я делаю — это правильно.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

В США разрешили публиковать чертежи для печати 3D-оружия
Тренды
Появился первый 4D-тур по винокурне
Тренды
ИИ научился предсказывать реакции химических элементов и находить новые соединения
Тренды
Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы