Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Технологический рывок

Не ожидал, что моя первая колонка на только что стартовавшем «Хайтеке» получит такую аудиторию и отклик — за первые 5 дней ее прочитало более 7 тыс. человек из примерно 100 тыс. видевших анонс. Каждый третий читавший счел необходимым поделиться ссылкой на нее у себя в FB. Сам получил кучу откликов от друзей и знакомых. Спасибо всем за такую поддержку. Впечатляет. Вдохновляет. Продолжим. Итак, что было главным в плане совершения технологического рывка, который так замечательно сработал и в Китае, и в Южной Корее, и даже в Канаде?

Кто-то скажет, что это реформа образования и перестройка госпрограмм поддержки инновационного бизнеса. Да, они крайне нужны, без них правда ничего не получится, но все-таки главные не они. Главное — это осознание обществом, что нам нужен рывок, что мы без него не выживем, что иначе мы отстанем навсегда и другого шанса получить процветающую успешную экономику и сильную не только армией страну у нас не будет. Вот это всеобщее ощущение и есть самое важное.

Нужно создать у нации правильный настрой, правильную эмоцию. Донести до каждого, что никакие программы и меры не дадут нужного результата, если страна не будет в хорошем смысле слова зациклена на технологическом рывке. На том, что нам нужны коммерчески успешные компании, которые могут создавать высокотехнологические продукты, конкурентоспособные на глобальном рынке. У общества — и это сейчас очевидно — нет понимания, что это самое важное, что вообще у нас должно произойти, прежде чем мы начнем строить что-то новое.

Конечно, в России есть конкретные люди, которые это осознают. Но их очень мало, нет критической массы. И совсем мало таких людей в числе тех, кто принимает на самом верху государственные решения. В принципе, если мы хотим зацепиться за этот шанс — начинать надо с этого. Потому что именно эмоциональный настрой вызовет потом автоматически, как следствие, все остальные правильные процессы.

Страна должна захотеть рывка, осознать острую необходимость его, бросить очень значительные ресурсы на развитие технологий и высокотехнологичных компаний.

Выгоду от этого должен понимать и хотеть получить буквально каждый. Именно это должно стать, если хотите, национальной идеей, объединяющей нацию вне зависимости от того, сколько в ней красных, белых или зеленых по своим политическим убеждениям. Технологический рывок страны — это качественно другой уровень жизни и другие возможности для каждого, это будущее страны и достойное место в глобальном мире. Это не политическая платформа, нет темы для обсуждения — делать или нет. Точно делать!

Если мы не создадим этого настроя, не сможем эмоционально мобилизовать страну — не будет прорыва, не будет масштабных перемен, не будет того будущего, которого мы хотим и которого достойны. У нас есть собственный опыт. Мы в свое время подняли Целину и построили БАМ, решив задачи национального масштаба, не потому, что это были хорошо просчитанные проекты. Нация отнеслась к ним, как к вызову, эмоциональный подъем зашкаливал — все рвались принять участие. Если ты имел отношение к этим проектам, к тебе относились как к герою. Эти проекты были архиважны для страны, и страна сделала все, чтобы это осознание важности и эмоциональный заряд от того, что мы делаем это, что мы можем, что нам по силам и у нас получается стали в обществе тотальными.

Мы не сможем бросить страну в прорыв, если не зарядим нацию желанием сделать это. Именно на этом сконцентрировались в первую очередь все те страны, о которых я говорил в первой колонке — и Китай, и Южная Корея, и Сингапур, и даже Канада, также решившая в какой-то момент, что ее будущее — это будущее высокотехнологической страны, агрессивно развивающей IT-сектор.

Во всех этих странах значительные усилия государства, масс-медиа были сосредоточены на пропаганде технологического рывка, на формировании образа героя, работающего в высокотехнологической области, который создает новую экономику и новое будущее для всех своих сограждан. Эта работа велась системно на протяжении многих лет. Писались статьи, книги, делались фильмы, сериалы, реклама. Проводились конференции. Эта тема была постоянно на повестке дня на всех уровнях.

На флаг поднимался любой небольшой успех, ошибки не приводили к тотальному улюлюканью. Нации объединялись и шли вперед. Мы можем и должны сделать тоже самое.

Из всех упоминавшихся выше стран ближе всех к нам канадский опыт национального объединения по вопросу будущего страны. В отличие от Китая, Южной Кореи и Сингапура, где объединение шло намного мощнее и проще в силу особенностей менталитета, с Канадой нас объединяет европейский менталитет, высокий уровень развития технологий и образования, подготовленная технологическая база. Что именно сделали канадцы?

Целенаправленная политика перехода к инновационной экономике стартовала в этой стране всего 15 лет назад — в 2001 году. Стратегически ставка была сделана на пропаганду национального научного прорыва. Пиар, в котором были задействованы и госслужащие, и СМИ начал позиционировать Канаду как страну ученых и изобретателей. Он основан на историях успеха канадских инноваторов, начиная с проб и ошибок первого канадского нобелевского лауреата Фредерика Бантинга, давшего миру инсулин. Власти прилагают серьезные усилия к тому, чтобы вся нация знала истории успеха канадских ученых и хайтек-предпринимателей.

Так, любой канадец скажет вам, что Илон Маск приехал из ЮАР учиться именно в Канаду и именно здесь, будучи еще студентом Королевского университета в Кингстоне, начал разрабатывать первое ПО на заказ. То есть это Канада, считают ее жители, дала ему толчок и стала трамплином для всей последующей инновационной деятельности. На самом деле это легенда — когда начался технологический поворот, Маск уже покинул Канаду и перебрался в Пенсильванию, но важно, что в нее в Канаде все верят.

100-миллионный экземпляр канадского смартфона BlackBerry был продан в 2010 году — всего через 9 лет с начала реализации политики инновационного прорыва. Все канадцы знают и гордятся историей рождения в их стране и триумфа этого яркого инновационного продукта. Кстати, несмотря на то, что BlackBerry утратил былые позиции на рынке и сильно уступает по функционалу смартфонам от Apple и Samsung, большинство канадцев продолжают покупать BlackBerry, поддерживая свою компанию. Сам не перестаю этому удивляться.

И, конечно же, канадцы гордятся тем, что в их университетах учится более 200 тыс. иностранных студентов, многие из которых остаются у них жить и работать. Канада за каких-то 15 лет превратилась в ключевого мирового экспортера высшего образования после США и Великобритании. Все это воодушевляет жителей страны, они видят результаты того, как работают принятые решения, как выбранный путь технологического рывка дал Канаде новые источники доходов и сделал каждого канадца богаче.

Почему мы стоим и никуда, по моим ощущениям, не идем? Ключевая проблема в том, мне кажется, что у самого государства нет запроса на создание этой эмоциональной волны.

Нет осознания, что это надо, что это серьезно. Государство думает, что открыв по стране десятки технопарков и выделив миллиарды целевым фондам на инновации, новая экономика заработает, что этого достаточно. Не заработает. Очень приличные деньги выделяются уже несколько лет, никаких значимых результатов не достигнуто. Отсутствие результатов заставляет власти ставить вопрос о расформировании Сколково, реформе технопарков... Проблема не там, хотя и там тоже. Главная проблема — отсутствие системности в усилиях сделать рывок.

Перед нами, как обществом и нацией, стоит вызов, ответ на который может быть только общим. Структурную перестройку невозможно провести, во-первых, безболезненно, а во-вторых, «в рабочем режиме». У таких реформ нет такого режима. Такие реформы делаются через не могу. Государство должно потратить значительные ресурсы на то, чтобы объяснить каждому — от школьников до пенсионеров, что нам нужно сделать и почему это важно. Не стесняясь брать примеры у тех, кто через это уже прошел и сейчас уходит от нас за технологический горизонт (а в том, что они уходят, я уверен и знаю это из первых рук).

Нужно формировать конкретный общественный запрос, что без рывка, без создания мощного IT-сектора в стране, нам не прожить, что именно он вытащит нас всех из сырьевой зависимости и даст успешное будущее. И этого у нас в России нет сейчас в том объеме, в котором должно быть. С той срочностью, с которой нам это нужно.

Колонка получилась эмоциональной. Но это действительно крайне важно и именно это первично — правильный настрой перед тем, как решать сложную и большую задачу. Мало кто это понимает.

Дальше поговорим об образовании, каким оно должно быть, и роли господдержки в создании и развитии успешного IT-сектора. Будут сюрпризы.

Читайте «Хайтек».

Влад Мартынов

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды