Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Дрон-рейсинг

Российская команда также взяла приз «Fast Lap Award» за лучшее время прохождения круга, получив в сумме за свой успех 150 тысяч долларов. «Хайтек» побеседовал с PR-менеджером российской команды Андреем Баратынским и узнал, почему дрон-рейсинг в России — это спорт на грани возможностей, что такое «Холм Смерти» и какую работу дроны заберут у людей будущего. «Кухня» гонок World Drone Prix оказалась крайне интересной.

Не гик, а гонщик Формулы-1

Дрон-рейсинг — это новый технологичный вид спорта, и он развивает не только навыки управления радиоуправляемым летательным аппаратом. В разработке гоночных беспилотников задействованы технологии современных композитных материалов, аэродинамика, мехобработка, радиоэлектроника. Все аппараты собираются пилотами и техниками вручную, процессоры, регуляторы, двигатели паяются и настраиваются самостоятельно. Помимо этого, с точки зрения спорта — это зрелищная гонка, повторяющая существующие состязания Формула-1, но только для скоростных аппаратов, летающих в трехмерном пространстве и не представляющих для пилота смертельной опасности.

Гоночные дроны чаще всего не имеют системы автоматической стабилизации в пространстве, GPS, сенсоров высоты и каких-то других датчиков, роботизирующих устройство.

Они максимально облегчены, при этом сконструированы для достижения максимальной скорости и маневренности. Другие же любительские или даже профессиональные дроны используются чаще всего для видеосъемки.

Никаких ограничений на дроны здесь нет, кроме одного. Гоночный дрон должен быть готов к установке дополнительного видеопередающего оборудования весом 200 граммов. Есть производители, выпускающие комплектующие для сборки гоночных дронов. Наиболее популярные рамы для сборки таких аппаратов Luminer QAV 210 и ZMR250. В России появилась собственная разработка — рама Cannibal 210, которая стала популярной среди наших спортсменов.

Мы в гонке участвовали на модифицированной раме Cannibal 230 Competition. Это немного увеличенный и усиленный с точки зрения прочности вариант, разработанный нашим инженером и менеджером одной из команд Дмитрием Еремьяновым, который имеет большой опыт работы ведущим конструктором беспилотных дронов в одной из азиатских компаний-производителей. Остальные комплектующие — моторы, регуляторы, контроллеры — покупаются в интернет-магазинах Китая, Тайваня или Гонконга.

«Парковочные мальчики» и жизнь на грани возможностей

Мы все летаем и тренируемся на одной и той же подземной парковке. Мы все пилоты и сильнейшие из нас вышли на состязание летать, а остальные сформировали команду поддержки и распределили роли. Мы очень неплохо сплотились и сдружились. Хотим стать костяком команды спортивного дрон-рейсинга в России.

Российская команда находилась в плане подготовки в самых сложных условиях. На одном из форумов авиамоделистов нас назвали «Парковочные мальчики». Осенью, зимой и частью весны мы не можем летать на природе. Однократное падение дрона в снег, воду или мокрую траву выводят его из строя до тех пор, пока он не будет полностью просушен. И это в лучшем случае. В худшем — падение в снег означает сгоревший регулятор двигателя, сам двигатель и контролер управления.

Поэтому мы вынуждены ютиться на парковках торговых центров. И это тоже очень большой вызов.

Практически все торговые центры прогнали нас со своей территории, руководствуясь простым правилом — меньше посторонних — меньше хлопот. Мы нашли уединенное место, где в 23 часа не остается ни одной машины, а охрана к нам относится лояльно и с пониманием. Мы тренируемся 3 раза в неделю с 11 вечера до 2 часов ночи. Ложимся спать в 3, а в 9 многие из нас уже сидят на работе в московских офисах. Это жизнь на грани возможностей. Наши семьи и близкие видят нас всего пару часов в день. А в промежуточные между полетами дни мы чиним то, что наколотили об бетон за тренировки.

Мы пытаемся найти тренировочную базу, арендовать старый завод, ангар или даже спортзал школы, но пока наши попытки не увенчались успехом. В Москве площади, которые нам нам необходимы, и так не простаивают, либо стоят огромных денег.

Пять кругов квалификации

Для участия в гонке все спортсмены должны пройти преквалификацию. Каждый пилот записывает видео своего полета в домашних условиях с помощью установленной на дроне камеры. Оно должно содержать запись полета по кольцевой трассе с резкими левыми и правыми поворотами, пролетом на двух разных уровнях, преодолением ворот. Такую преквалификацию прошли 150 спортсменов со всего мира. От России заявки подали три пилота: Владимир Мещеряков, Александр Сорокин и Илья Волков.

Квалификация состояла из двух этапов, которые проходили в закрытом помещении.

Была построена специальная двухуровневая трасса, она обозначалась 29-ю воротами 2 на 1,5 метра, освещенными светящимися лентами разных цветов. На первом этапе каждый спортсмен мог пролететь 2 круга для ознакомления с трассой, после чего засекались 5 минут. За это время он должен был совершить не менее одного полного круга и показать лучшее время. При столкновении или падении дрона, технический персонал мог поднять аппарат, если требуется — сменить пропеллеры, осуществить короткий ремонт и полететь дальше.

На втором этапе на той же трассе спортсмен должен был обязательно пройти все пять кругов. Если его аппарат сталкивался с любым из препятствий и не мог дальше продолжать гонку — за все недолётанные круги ему засчитывалось время 50 секунд. Это двукратное время среднего прохождения круга.

Результаты первого и второго этапа квалификации складывались, так и были определены 32 сильнейших спортсмена, которые шли дальше. Из нашей тройки лучший результат показал Владимир Мещеряков. Он и прошел в финальную гонку.

Дисквалификация хулиганов

Гонка проходит на трассе размером около 750 метров. Спортсмены взлетают группами по 4 дрона. Они должны пролететь полных 12 кругов и выполнить ряд обязательных элементов: Joker lane, Short cut и PitStop.

Джокерлэйн — это отходящий в сторону от основной трассы кусок извилистой дорожки, позволяющий один раз за гонку облететь самое сложное препятствие основной трассы — «Холм Смерти» (ворота, расположенные на восьмиметровой вертикальной стене).

Шорткат — срезающий участок, позволяющий укоротить трассу, но для его прохождения необходимо сделать на участке ShortCut lane дополнительный круг.

Питстоп — процедура замены батареи. Спортсмен должен залететь в пит — специальная большая черная подушка. Техперсонал обязан подключить дрон к бесперебойному источнику питания, чтобы не возникало помех при включении и выключении оборудования, сменить батарею, отключить автономку и отпустить дрон в полет.

За невыполнение любого из этих элементов начислялось пенальти — 10 секунд. Помимо этого были оговорены правила при столкновениях. Пилоты обязаны их избегать. Если же оно произошло, пилот, ударивший аппарат соперника, получает 10 секунд штрафа, если соперник может продолжать гонку. Если же таран привел к выбыванию соперника из гонки — хулиган дисквалифицируется навсегда.

Также дисквалификации подвергается любая команда, включившая свой дрон или передатчик без разрешения или в момент совершения полета другими пилотами.

Это обычно приводит к появлению помехи в управлении или видеосигнала с камеры.

Четыре пилота летят, определяя для себя свою стратегию. В ходе гонки определяются 2 победителя. Если долетели все 4 пилота, победитель определяется по лучшему времени. Если произошли падения — выбывают два разбившихся в первую очередь дрона. Два других проходят дальше автоматически, но при этом они обязаны завершить гонку и пролететь полных 12 кругов.

Дроны могут, дроны могут — всё, что угодно

Гонки дронов привлекают внимание к этим новым высокотехнологичным летательным аппаратам, которые в ближайшем будущем обретут небывалую популярность и место в нашей повседневной жизни. Дроны могут перемещаться как под управлением пилота, так и автономно в трехмерном пространстве. Это позволяет не только вести аудио или видео наблюдение в самых недоступных местах, но и осуществлять доставку оборудования, материалов, приборов, проводить различные работы. Недалеко то время, когда замену ламп на фонарных столбах, мойку окон высотных сооружений, срочную доставку лекарственных средств, проведение спасательных работ будут осуществлять дроны.

Это гонка была организована Королём Объединенных Арабских Эмиратов и его сыном для популяризации этого молодого, высокотехнологичного вида спорта, и для подтверждения статуса Дубаи как одного из самых быстрорастущих, современных и высокотехнологичных городов мира.

Это была так называемая нулевая гонка, когда нужно отточить правила, организацию, регламенты.

В организацию мероприятия, разработку и построение гоночной трассы была вложена колоссальная сумма.

Настоящая команда или как перезарядить дрон за 8 секунд

В мире много сильных команд. К примеру, победителем гонки стал 15-летний парень Люк ‘Банни’ Баннистер из Великобритании. Есть сильные спортсмены из США, Австралии, Европы. Качество подготовки спортсменов в первую очередь зависит от наличия места тренировки. За границей у спортклубов есть специальные выделенные поля или агнары, где они строят трассу и проводят соревнования каждую неделю. Есть несколько официальных спортивных организаций IDRA (International Drone Racing Associations), W.O.R.D (World Organisation of Drone Racing), которые арендуют целые стадионы для постройки гоночных трасс и проведения соревнований.

Все девять участников нашей группы из России — пилоты и авиамоделисты. Но на состязания поехали двумя командами 5 и 4 человека соответственно. В этом виде спорта обязательно помимо пилота должен быть менеджер команды, навигатор, техник и питстоп-специалист.

Пилоты Владимир Мещеряков, Александр Сорокин и Илья Волков непосредственно пилотируют аппарат, слушают подсказки и команды навигаторов.

Навигатор Роман Куприянов следит за прохождением трассы своим пилотом и пилотами соперников. Фиксирует обстановку и подсказывает пилоту, кто впереди, кто сошел с трассы, кто какой круг летит, а когда пора заходить на питстоп или совершать обязательные элементы джокерлэйн или шорткат. Его задача также подсказать пилоту, в каком месте находился дрон или, если необходимо, дать команду пролетать то или иное препятствие выше или ниже для безопасного прохождения трассы.

Менеджеры Дмитрий Еремьянов и Андрей Баратынский обеспечивают организационный процесс. Принимают участие в брифингах, проходят инструктажи по регламенту проведения гонки, технике безопасности, отвечают за передвижение команды, проживание, питание, тренировку, инструктируют их о том, кто, что, когда должен делать. Менеджеры также налаживают связи с другими командами и производителями для дальнейшего общения и сотрудничества. Осуществляют фото и видеосъемку мероприятия, контактируют с медиа и обеспечивают развитие и продвижение команды.

Питстоп-специалист Александр Грабарев работает над быстрой заменой батареи, пропеллеров или других элементов, вышедших из строя в ходе прохождения трассы или столкновений. Его задача быстро подключить дрон к источнику автономного питания, сменить батарею и вернуть на стартовую позицию. Нашим ребятам это удавалось делать иногда за 8 секунд, благодаря сконструированному самозатягивающемуся держателю батареи.

Техники Евгений Чернушкин и Александр Петроченко собирали дроны и настраивали их электронную начинку. Их задача качественно все спаять и настроить. Обновить прошивки оборудования. Установить требуемого цвета световую сигнализацию. Быстро заменить регулятор или двигатель прямо на трассе в режиме питстопа или перерыва между вылетами.

А вот так российская команда установила рекорд скорости прохождения круга.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды