Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Иннополис

Известный юрист в области стартапов и венчурного капитала Леонард Грейвер, приехавший в Казань в качестве эксперта акселератора Pulsar Venture Capital, рассказал «Хайтеку» почему западные инвесторы с опаской вкладываются в российские стартапы и что нужно сделать, чтобы иностранных венчурных денег в стране было больше.

В Америке, особенно в Калифорнии, очень уважают IT-специалистов из России — в отличие от выходцев, например, из Китая или Индии у них хорошее техническое образование. Поэтому американский инвестор любит работать с российскими разработчиками, тем более, что в Калифорнии сейчас огромная нехватка квалифицированной рабочей силы, говорит Грейвер.

«Они [инвесторы] знают, что высококвалифицированная рабочая сила в России стоит 20 процентов от стоимости разработчика в Силиконовой долине. Средняя зарплата разработчика в Силиконовой долине составляет 150 тысяч долларов в год, а качество, честно говоря, хуже в среднем, чем качество российских разработчиков», — отмечает юрист.

Тем не менее, сама Россия пока остается непривлекательной для зарубежных инвесторов, которые не хотят брать на себя ответственность за юридические риски. «Инвесторы, особенно западные венчурные фонды, готовы принимать на себя риски по технологиям, рынку и команде. Но они не хотят брать на себя ответственность за юридические риски, риски корпоративного права — они не могут их взвесить. Все остальные риски они научились взвешивать за десятилетия», — говорит Грейвер.

Недоверие венчурных фондов и бизнес-ангелов к корпоративному праву в Российской Федерации — главная проблема для российского стартапа, стремящегося выйти на глобальный рынок.

«До сих пор непонятно, как работает акционерное соглашение. Закон об акционерном соглашении был принят три года назад, но пока нет прецедентов, как суды его интерпретируют. Поэтому инвесторы не могут быть уверены, что их права будут защищены, — объясняет Грейвер. — Другой вопрос касается опционов. В США предприниматели смотрят на зарплату, как на способ не умереть с голоду. Никто на зарплату не планирует разбогатеть, все планируют разбогатеть на опционы. Поэтому первый вопрос у разработчика, который идет в стартап-компанию — какой процент он получит в опционах. В России вопрос с опционами плохо проработан. Хотя есть такая организация ФРИИ (Фонд Развития Интернет-Инициатив — прим. авт.), которая сейчас очень активно занимается модернизацией этих процессов и добивается хороших результатов».

Еще одна проблема, лежащая на пути притока иностранного капитала в Россию — политический климат, считает Грейвер: «Инвесторы не знают, что может произойти — вдруг закроют границы, какие-то санкции новые объявят. Если они подписали договор на поставку каких-то вещей на сумму в несколько миллионов долларов, они хотят быть уверены, что эти вещи будут поставлены. Они не хотят зависеть от политического климата».

Грейвер отмечает, что для выхода стартапа на международный рынок очень важно, чтобы вся интеллектуальная собственность была правильно структурирована, то есть, чтобы все разработчики, имеющие отношение к созданию интеллектуальной собственности проекта, подписали договор о переходе прав собственности на имя компании. Также в стартапе «не должно быть никаких непонятных акционеров». На примере больших корпораций эксперт советует стартапам проводить Due Diligence.

«Идея акселератора Pulsar Venture Capital — не просто заработать деньги, а улучшать экосистему стартапов в Татарстане, Ирландии и Кремниевой долине, — говорит Грейвер. — Поэтому это очень выгодно — выход будет на Америку, Европу и российский рынок. Хотя российский рынок в глобальных масштабах не такой большой, все равно многие американские компании хотят выйти на него».

По словам Грейвера, в рамках работы акселератора планируется создание связанных юридических лиц в Татарстане (Иннополис), Ирландии и, возможно, в Кремниевой долине.

Предполагается при этом, что разрабатывать свои продукты стартапы будут в Татарстане, где много высококвалифицированных специалистов с умеренными требованиями по зарплате — этим объясняется интерес инвесторов из Ирландии и США к акселерационной программе Pulsar Venture Capital.

«Главное — создание экосистемы. И такие мероприятия создают экосистему. Хоть раз в год вся местная стартап-община встречается. Я считаю, что нужно это делать как можно чаще. Необязательно делать такие большие мероприятия. Например, в Кремниевой долине каждый день может быть десять разных мероприятий, при этом население Кремниевой долины — пара миллионов людей. Каждый месяц их [мероприятий] сотни, и многие не такие уж большие — на них приходят от пяти до тридцати человек. И это создает общину, все друг друга знают. Это очень полезно», — резюмировал Грейвер.

Как ранее сообщал «Хайтек», в рамках первого отборочного этапа акселератор Pulsar Venture Capital выбрал 56 стартапов, которые выступили во время Казанской венчурной ярмарки. Во второй отборочный этап отбор пройдут не более 15 проектов. О том, какие проекты вышли во второй этап, «Хайтек» расскажет завтра утром.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения