Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Иннополис

Известный юрист в области стартапов и венчурного капитала Леонард Грейвер, приехавший в Казань в качестве эксперта акселератора Pulsar Venture Capital, рассказал «Хайтеку» почему западные инвесторы с опаской вкладываются в российские стартапы и что нужно сделать, чтобы иностранных венчурных денег в стране было больше.

В Америке, особенно в Калифорнии, очень уважают IT-специалистов из России — в отличие от выходцев, например, из Китая или Индии у них хорошее техническое образование. Поэтому американский инвестор любит работать с российскими разработчиками, тем более, что в Калифорнии сейчас огромная нехватка квалифицированной рабочей силы, говорит Грейвер.

«Они [инвесторы] знают, что высококвалифицированная рабочая сила в России стоит 20 процентов от стоимости разработчика в Силиконовой долине. Средняя зарплата разработчика в Силиконовой долине составляет 150 тысяч долларов в год, а качество, честно говоря, хуже в среднем, чем качество российских разработчиков», — отмечает юрист.

Тем не менее, сама Россия пока остается непривлекательной для зарубежных инвесторов, которые не хотят брать на себя ответственность за юридические риски. «Инвесторы, особенно западные венчурные фонды, готовы принимать на себя риски по технологиям, рынку и команде. Но они не хотят брать на себя ответственность за юридические риски, риски корпоративного права — они не могут их взвесить. Все остальные риски они научились взвешивать за десятилетия», — говорит Грейвер.

Недоверие венчурных фондов и бизнес-ангелов к корпоративному праву в Российской Федерации — главная проблема для российского стартапа, стремящегося выйти на глобальный рынок.

«До сих пор непонятно, как работает акционерное соглашение. Закон об акционерном соглашении был принят три года назад, но пока нет прецедентов, как суды его интерпретируют. Поэтому инвесторы не могут быть уверены, что их права будут защищены, — объясняет Грейвер. — Другой вопрос касается опционов. В США предприниматели смотрят на зарплату, как на способ не умереть с голоду. Никто на зарплату не планирует разбогатеть, все планируют разбогатеть на опционы. Поэтому первый вопрос у разработчика, который идет в стартап-компанию — какой процент он получит в опционах. В России вопрос с опционами плохо проработан. Хотя есть такая организация ФРИИ (Фонд Развития Интернет-Инициатив — прим. авт.), которая сейчас очень активно занимается модернизацией этих процессов и добивается хороших результатов».

Еще одна проблема, лежащая на пути притока иностранного капитала в Россию — политический климат, считает Грейвер: «Инвесторы не знают, что может произойти — вдруг закроют границы, какие-то санкции новые объявят. Если они подписали договор на поставку каких-то вещей на сумму в несколько миллионов долларов, они хотят быть уверены, что эти вещи будут поставлены. Они не хотят зависеть от политического климата».

Грейвер отмечает, что для выхода стартапа на международный рынок очень важно, чтобы вся интеллектуальная собственность была правильно структурирована, то есть, чтобы все разработчики, имеющие отношение к созданию интеллектуальной собственности проекта, подписали договор о переходе прав собственности на имя компании. Также в стартапе «не должно быть никаких непонятных акционеров». На примере больших корпораций эксперт советует стартапам проводить Due Diligence.

«Идея акселератора Pulsar Venture Capital — не просто заработать деньги, а улучшать экосистему стартапов в Татарстане, Ирландии и Кремниевой долине, — говорит Грейвер. — Поэтому это очень выгодно — выход будет на Америку, Европу и российский рынок. Хотя российский рынок в глобальных масштабах не такой большой, все равно многие американские компании хотят выйти на него».

По словам Грейвера, в рамках работы акселератора планируется создание связанных юридических лиц в Татарстане (Иннополис), Ирландии и, возможно, в Кремниевой долине.

Предполагается при этом, что разрабатывать свои продукты стартапы будут в Татарстане, где много высококвалифицированных специалистов с умеренными требованиями по зарплате — этим объясняется интерес инвесторов из Ирландии и США к акселерационной программе Pulsar Venture Capital.

«Главное — создание экосистемы. И такие мероприятия создают экосистему. Хоть раз в год вся местная стартап-община встречается. Я считаю, что нужно это делать как можно чаще. Необязательно делать такие большие мероприятия. Например, в Кремниевой долине каждый день может быть десять разных мероприятий, при этом население Кремниевой долины — пара миллионов людей. Каждый месяц их [мероприятий] сотни, и многие не такие уж большие — на них приходят от пяти до тридцати человек. И это создает общину, все друг друга знают. Это очень полезно», — резюмировал Грейвер.

Как ранее сообщал «Хайтек», в рамках первого отборочного этапа акселератор Pulsar Venture Capital выбрал 56 стартапов, которые выступили во время Казанской венчурной ярмарки. Во второй отборочный этап отбор пройдут не более 15 проектов. О том, какие проекты вышли во второй этап, «Хайтек» расскажет завтра утром.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды