Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Агроинновации

«Агроинновации» — явление для России уникальное. Таких, как они, на всю страну штуки три. Их проект «Электронное стадо» это чип-идентификатор, который получает корова, и облачное решение. Как только корова попала в «электронное стадо», за свое будущее она может не волноваться. О том, как инновации сливаются с природой, как чипы повышают надои и как все это связано с «облаком» «Хайтек» поговорил с основателем и гендиректором «Агроинноваций» Маратом Дусаевым.

Корова — это как вышка с нефтью — тоже имеет свои технологические процессы. Только она живая

— Наш продукт охватывает все сферы бизнес-процесса ферм: корма — рационы, ветеринарное сопровождение — мониторинг здоровья животных, зоотехника — параметры, селекция. Мы даже можем провести аудит фермы. Конкурентов в России у нас как таковых нет.

Как некоторые говорят, мы сделали бомбу. У бизнеса появляется учёт, контроль и управление. Государство получает возможность отслеживания эффективности расходования бюджетных средств. А потребитель может просмотреть историю продукта от почвы до прилавка. Сейчас мы как раз этим занимаемся, после b2b и b2g сектора начинаем развивать b2c.

Чип — это идентификатор. Мы приезжаем в хозяйство и проводим опрос ветеринара, заполняем базу. Для работы в системе есть календарный план, оповещения и уведомления. А директор через смартфон следит за технологическим процессом и видит, кто как работает. Вот, например, ветеринар должен сделать прививку. Он идёт к корове, сканирует чип. И это отображается в системе — значит, ветеринар до коровы дошёл.

Данные автоматически выгружаются в систему.

Допустим, у коровы на 20% падает удой молока. В нашей системе срабатывает «стоп-фактор», ветеринару приходит оповещение, что нужно поставить животному диагноз. Почему удои падают? Скорее всего, это воспаление, мастит. И если его вовремя не вылечить, то потом вообще молока не увидишь. А это убытки, которых надо избегать. У нас миллион тон молока не хватает на Россию, надо беречь каждую каплю.

При внедрении системы учёта, контроля и управления в сельском хозяйстве рост показателей получается минимум 5%. Подберётся более качественный корм, вовремя проведётся какая-то процедура, и у фермера не будет издержек. И каждый год рост начнёт прогрессировать. В этом году он получил 100%, в следующем — 105%, так за семь лет эффект от внедрения нашей системы составит 40% роста показателей.

Сельское хозяйство это бизнес, который окупается за 15 лет. Для него выиграть любые сутки — это круто

— В сельском хозяйстве 50 лет никого не было, и нам было сложно получить обратную связь от производителей, узнать его потребности. Он в принципе не работает с электроникой, компьютерами, у него всё на ручном управлении. У них нет «Окей, Google», у них есть «Окей, зоотехник». И зоотехник приходит и рассказывает, что у него там случилось.

Сейчас мы пишем приложение, в котором директор может задать контрольные мероприятия. Ветеринару, например, прививку сделать, зоотехнику провести процедуру осмотра. И когда сотрудник сканирует чип животного, на экране высвечивается контрольное мероприятие. Он включает камеру, даёт смартфон своему другу скотнику, и тот стоит снимает, как зоотехник работает. Таким путём воспитывается коллектив.

Чип позволяет нам быть уверенными, что это животное действительно существует. К тому же это подразумевает автоматизацию процесса.

Например, взвешивание скота. У нас стоят электронные весы, подключен к ним сканер, животные идут, человек сканирует микрочипы и к микрочипу присваивается вес. Потом всё это просто выгружается в компьютер.

Раньше они писали это всё на бумаге, кто-то кричал с другого конца помещения, какой номер бирки у коровы. А скот в этот момент же не ест, он стоит и ждёт. Такая перевеска в среднем занимает 3 часа времени. А с нашей системой это час. Мы экономим сельхозпроизводителю 2 часа в месяц, за год это 24 часа. За сутки корова могла бы набрать килограмм. Если есть 100 голов, то это 100 килограмм веса. Это упущенная выгода.

Молоко — это стратегический продукт

— Мы пока ведём работу на молочном стаде, плюс мясное направление. В молочном стаде получается два продукта — данных и информации больше. Вообще молоко — стратегический продукт. Когда его внедрили в обязательный рацион, детские переломы сократились на 70%.

Пока обкатаем систему на крупном рогатом скоте, а потом будем переходить на другие рынки. Тогда мы будем с точностью понимать, какие нужны техкарты. Всех интересует функционал, а не просто возможность хранить животных в базе данных. Если в программе есть функции, то появляется ценность продукта, за них и платят деньги. А если у тебя есть только штука, в которую нужно вбивать до безумия данные, она никому не интересна.

Ещё наша система умеет конвертировать корма в молоко и мясо. То есть можно проследить закономерность — сколько накормил и сколько получил в итоге продукта. Цена кормовой базы плюс обслуживание животного получается себестоимость продукции — вот сколько стоит твоё молоко. И становится гораздо проще выстраивать экономическую модель своего развития.

Как только издержки пропадают, появляется будущее. Светлое. И от этого увеличиваются зарплаты. Просто до этого дожить надо

— У нас в Татарстане тысяча хозяйств и 850 тысяч голов. Получается на одно хозяйство 850 голов. В России 19 миллионов коров. По стране уже есть миллион чипов, на рынке же не только мы. Например, есть компании, которые просто продают чипы. Есть те, которые продают софт. Но рынок совсем небольшой, по всей России всего таких компаний, вместе с нами, штуки три.

Мы зачипировали 24 тысячи голов. Где-то чипировали семейные фермы, а где-то — холдинги. Сейчас мы систему обкатываем на Республике Татарстан, на очереди Воронеж, Липецкая область, Башкирия и Оренбург. Выпустили пока одну версию, наш MVP (minimal viable product, прим.редакции), показали рынку и сейчас делаем финишную версию.

Если бы не было денег, проект бы умер. Мы получали и 5 миллионов, и 25 миллионов инвестиций от частных инвесторов. Всё уходит на развитие проекта, интеллектуальную деятельность.

К 2035 году рынок еды будет составлять 7 триллионов долларов. А если взять рынок дизайна, который нас окружает, в пике 2007 года его объём достигал одного триллиона долларов. Потом пошёл спад до 480 миллионов долларов. А рынок еды растёт. Он не имеет свойства падать. Как он может упасть, если растёт количество людей, которые потребляют?

Данные и цифры — это дороже, чем всё сельское хозяйство

— Те системы, которые до этого были на рынке — их работу невозможно отследить руководителю, инвестору, собственнику, потому что это локальная система и она предназначена для специалиста фермы. Директор не всегда может найти время на то, чтобы приехать в хозяйство, прийти к специалисту, сесть за компьютер, посмотреть, что там творится. Это неудобно.

В мировой практике существуют подобные системы, например, система учёта животных «Икар». Но они на уровне государства, которому нужно знать, сколько у него скота, какой у него надой. И исходя из этого создаётся программный продукт, а за то, что ты ведёшь учёт в такой системе, тебе платят субсидии. Так у государства появляются данные. А данные и цифры — это дороже, чем всё сельское хозяйство.

В России нет общей базы данных животных, и у нас есть шанс выйти на это, стать инициаторами создания такой базы.

И если она станет действительно базой данных всех животных Российской Федерации, все от этого только выиграют. Это удобно для бизнеса.

В Европе есть компании, которые создают что-то похожее на 1С. И пытаются на уровне этого 1C привести к анализу, они следят за складами, за производством, конвертируют продукцию, но не вникают в технологические процессы.

В Америке 21 фонд, который инвестирует в сельское хозяйство. Высокие технологии всегда доходят до всех отраслей. Одна компания, например, делает дрона, у которого включается инфрокрасное зрение и он видит температуру животных. Или другой случай — датчики, которые анализируют влажность почвы, исходя чего они понимают, сколько влаги находится в самих растениях на территории. И пастух уводит коров туда, где более сочная трава — тут раз, и надои увеличиваются!

На нас выходили зарубежные компании, пытались создать швейцарско-российскую. Но мы посмотрели на курс евро и подумали, что это не очень выгодно. Нам лучше экспортировать технологию, выходить на Европу. На днях мы подписали соглашение о продвижении нашего программного продукта на территории Чехии, сейчас совместно с новыми партнерами мы будем оптимизировать софт под ЕвроСоюз.

Нам нужно немного изменить отчетные формы, добавить новые породы животных, другие ветеринарные препараты, стандарты по плановым мероприятиям для животных. Полную интеграцию планируем провести до конца года.

Третья стадия любого проекта: «Как мы без этого жили?». Её то нам и надо реализовать

— Отрасль эта проблемная, потому что туда не идут молодые специалисты. Мы ездили в другие регионы, где стоят роботы-дояры и на смартфоны скидывают информацию. И молодёжь туда тянется. Потому что им потом интересно рассказать про свою работу друзьям. Это же важно, каждый человек должен гордиться своим делом. И наша система поможет привлечь молодёжь в сельское хозяйство.

Мы задумывались о системе распознавания образов — ведь нет двух одинаковых животных. Это один из вариантов уйти от чипов. Второй связан с биометрикой и он ещё сложнее, чем образы. И третий — на основе новых чипов, в которых можно будет применить какую-то память. Но вопрос — для чего, если всё и так связано с облаком?

Можно, конечно, пофантазировать, чтобы вставить в вену корове чип, через который идёт поток крови и какой-то генератор что-то крутит, включается микро-bluetooth, который передаёт данные на сканер и получает информацию о состоянии здоровья животного. Но это мировой практике пока не под силу. Да и необходимости так следить пока нет — животное ведь больше изучено, чем человек.

hightech.fm / Леся Полякова

Сельхозпроизводителю выгодно обосновать поднятие цен на своё сырьё. Переработчик создаёт продукт. Ритейл занимается реализацией. И сейчас поднимают вопрос о прямых взаимоотношениях фермера и потребителя, потому что это прямые инвестиции от потребителя в аграрный сектор. А в цепочке производитель-переработчки-ритейл сырьё стоит в 3-4 раза дешевле, чем конечный продукт. Поэтому я им говорю — чипируйте, индентифицируйте сырьё. Так вы сможете задать цену, которую считаете достойной. Так порождается новая ветка продукции — идентифицированная.

Есть ритейлы, которые уже ждут такой продукт. Знаете, почему? Когда я захожу в магазин, я всегда поражаюсь тому, как много мне нужно пройти, чтобы дойти до молока. Нужно пройти Lay’s, Coca-Cola, печеньки, йогурты. И где-нибудь в углу нахожу молоко.Когда появится полка с идентифицированной продукцией, люди будут хотеть к ней попасть. Но перед ними будут все эти маркетинговые инструменты, которые их будут затягивать.

У проекта бывает три стадии: первая — «быть этого не может». Когда тебе говорят, что вы аферисты, это всё из мира фантастики. Вторая — «а давай попробуем». Интересно же! И третья — «как мы без этого жили». Её то нам и надо реализовать.

---

Пока материал готовился к публикации, «Агроинновации» подписали соглашение с партнерами из Чехии. Российское «электронное стадо» выходит на европейский рынок.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн