Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
ЦИПР

Робототехника, альтернативная энергетика, финтех и квантовые технологии — вот далеко не полный список технологий, которые необходимо внедрять в России, чтобы быть в числе передовых технологических стран. Об этом рассказали эксперты на дискуссии «Вызовы нового экономического цикла» на конференции ЦИПР в Иннополисе.

Модератор дискуссии Марина Липецкая озвучила вызовы технологической революции 4.0, которая является главной темой ЦИПР в Иннополисе.

Первый вызов — вызов ресурсов и то, как на этот вызов этот отвечают страны. Альтернативная энергетика.

Второй вызов — социальные изменения, то, как мы видим человека в будущем.

Марина Липецкаяhightech.fm / Виктория Пчелинцева

Третий вызов — системная организация финансовых рынков, которые через несколько лет после кризиса 2008 года подняли вопрос о справедливости распределения экономических благ.

Четвертый вызов — технологический: новая промышленная революция, интеллектуализация процессов.

Первым докладчиком стал Руслан Юнусов — генеральный директор российского квантового центра.

«Квантовые технологии могут стать одним из тех столпов, на которых вырастет новая экономика».

На сегодняшний день благодаря квантовым изобретениям, таким как лазер и транзистор, сформирована индустрия с годовым оборотом более $3 трлн в год.

В работе интернета вещей, использующим множество сенсоров, в будущем могут пригодится квантовые разработки — уже сейчас в качестве сенсора может использоваться один атом азота, внедренный в алмаз. Для работы таких сенсоров понадобится существенно меньше энергии.

Руслан Юнусовhightech.fm / Виктория Пчелинцева

Квантовые коммуникации позволяют передавать информацию абсолютно безопасным образом в отличии от классической криптографии, где безопасность обеспечивается сложным шифрованием за счет вычислительных мощностей, однако зашифрованная информация в будущем может быть получена взломщиками.

Рынок классической криптографии, по прогнозам, с 2013 до 2018 года вырастет на 62%, а рынок квантовой криптографии в тот же период — на 79%.

Одним из показателей применимости технологий является интерес со стороны государственных структур.

На квантовые технологии Европа потратила 1 млрд евро, Великобритания — 270 млн фунтов, США — 360 млн долларов.

В разработки в области квантовой области вкладываются такие компании, как Google, IBM, Intel, Microsoft.

Любопытным оказался доклад Александра Климчика — преподавателя Университета Иннополис по курсу «Advanced Robotic Manipulation», доцента Лаборатории интеллектуальных робототехнических систем.

По его словам, в 2015 году в мире было продано 240 тысяч роботов, из них в России — всего около 300 или 500. Основные применения — машиностроение и электроника.

На 10 тысяч работников в России приходится всего 2 робота. При этом средний показатель роботизации в мире составляет 66 роботов на 10 тысяч работников, в Корее — 478, Японии — 314, в США — 164, в Германии — 292, в Китае — 36.

Александр Климчикhightech.fm / Виктория Пчелинцева

Климчик сослался на материал в Bloomberg, где писали: для того, чтобы Россия стала индустриально развитой страной, ей нужно 350 тысяч роботов. То есть в Россию нужно поставить количество роботов, которое производится во всем мире в течение полутора лет.

В будущем, по словам Климчика, роботы будут использоваться в операциях, где от них требуется многофункциональность, умение самостоятельно принимать решения с помощью системы искусственного зрения, использования информации с силомоментных датчиков. Например, при разделке мраморной говядины — мясо нужно резать строго вдоль волокон, робот должен видеть, что делает. Обработка композитных материалов, структура которых непостоянна — робот должен реагировать на ходу, сборка деформируемых объектов.

«Роботы не заменят людей — развитие робототехники, наоборот, будет создавать новые рабочие места для человека, изменяющие роль человека на производстве».

Человек остается нужным: он должен разрабатывать для робота ПО, модели поведения робота, заниматься его обслуживанием.

— В связи с этим тезисом нужно изменить философию производства. Проблема заключается в том, что крупные компании не думают наперед. При внедрении роботов на производство, срок окупаемости может составлять до 5 лет, но нужно делать акцент на качество работ, — рассказал Александр Климчик.

Недаром японская электроника считается лучшей, а автомобили из Германии признаны во всем мире — в этих странах роботизация очень высока. Например, на «Камазе», по словам Климчика, вероятность брака составляет 5% — это человеческий фактор. Эта цифра недопустима в ведущих автомобильных концернах.

Для того, чтобы осуществить трансфер технологий, компании должны тесно работать с университетами, исследовательскими центрами. По словам преподавателя, если Россия хочет быть впереди, нужно делать свои разработки. Если мы всегда хотим быть сзади, можно повторять за другими странами.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения