Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Футуролог Рэй Курцвейл прогнозировал, что к 2045 году люди смогут загружать свой разум на электронные носители. Ученый из Медиалаборатории МТИ и Университета Райерсона представил концепцию дополненного бессмертия — новой парадигмы, которая позволит перенести разум человека, его знания, мнения и даже некоторые аспекты личности в цифровую форму. Технологии для этого уже существуют, а вот правила регулирования пока нет, пишет The Guardian.

Главный идеолог новой концепции — Хоссейн Рахнама, руководитель отдела инноваций бизнес-инкубатора при Университете Райерсона и приглашенный преподаватель в Медиалаборатории МТИ. Он предлагает документировать в цифровой форме воспоминания и взгляды, собирая информацию из социальных сетей и с различных устройств, а затем создавать алгоритмы, которые смогут делать за человека публикации даже после его смерти. Такой формат Рахнама называет «новой формой межпоколенческого коллективного разума».

Необходимые технологии и даже тенденции для этой новой парадигмы уже существуют. Хранение данных обходится недорого, интернет пронизывает практически все вокруг, нужная вычислительная мощь не требует больших затрат, а постоянное развитие инструментов на основе искусственного интеллекта делает дополненное бессмертие теоретически возможным.

По мнению Рахнама, через 30-40 лет мы сможем задать вопросы ученым и политикам, которых уже давно нет в живых. «Представьте, что мы сможем активировать профиль Рональда Рейгана и спросить, что он думает о Дональде Трампе», — отмечает ученый.

Рахнама считает, что поколение миллениалов к этому уже готово, так как молодые люди сегодня привыкли делиться детальной информацией о себе — они постоянно делают публикации в Instagram, Facebook или Snapchat, оставляя тем самым мощный цифровой след.

«Через 60 лет каждый миллениал накопит зеттабайты [1 зеттабайт=1 трлн гигабайт] данных. Что можно сделать с этой информацией? Можно ли взять ее и научиться предсказывать поведение человека, создать его цифрового потомка, который будет отражать взгляды человека даже после смерти?» — задается вопросом ученый.

Хотя Рахнама считает, что через 15-25 лет дополненное бессмертие станет мейнстримом, на пути к созданию дополненного бессмертия есть серьезные препятствия. Качество и точность ИИ-системы зависит от количества изученной и загруженной в нее информации. Алгоритм дополненного бессмертия должен располагать огромными массивами личных данных: любые общественные заявления, записи в блогах, публикации в соцсетях, фотографии, сообщения и электронные письма — вплоть до того, что человек ел на завтрак.

Данные в этом контексте должны стать частной собственностью, которую можно будет передавать доверенным лицам, например, в завещании. Рахнама отметил, что его концепция должна привести к появлению новых исследований в области сбора данных и контроля над ними. Человечеству нужно подготовить правила регулирования вихря данных, с которым неизбежно предстоит столкнуться.

У идеи дополненного бессмертия есть и оппоненты. Так многие отмечают, что взгляды человека могут меняться со временем, а после смерти эти перемены в цифровом разуме уже будут невозможны. Также люди склонны выражать разные идеи в общении с разными людьми и иногда могут высказываться иронично или саркастично. Из уст ИИ-машины такие взгляды могут быть восприняты буквально. Главная же проблема цифровой копии разума — это невозможность быть креативным, невозможность генерировать идеи и быть несистематичным, то есть, иными словами, быть человечным.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения