Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Создание общества, где на помощь попавшему в беду человеку примчатся неравнодушные прохожие — амбициозная идея проекта Nimb, кольца безопасности с тревожной кнопкой. Никита Маршанский и Леонид Берещанский — основатели проекта. Их дружба зародилась еще в школьные годы, парни жили в одном из ведомственных домов в Замоскворечье и учились в одной школе. За первые сутки на краудфандинговой платформе Kickstarter проект собрал $50 тысяч — сумму, которую планировалось привлечь более, чем за месяц. Некоторые подробности о проекте «Хайтеку» рассказал Никита Маршанский.

Кому и как пришла идея создания кольца?

Идея пришла моему партнеру Леониду после того, как на его близкую знакомую средь бела дня напал бывший ухажер. Он несколько часов не отпускал ее и избивал. Девушка никак не могла вызвать помощь, прохожие не обращали на происходящее внимания. После этого случая мы с Леонидом задумались о том, как в современном обществе человек может разрешать такие ситуации. Проектом мы начали заниматься в сентябре 2014 года.

Почему для тревожной кнопки выбрали именно кольцо?

Кольцо в таком форм-факторе — единственный возможный способ мгновенно прореагировать на тревожную ситуацию. Для сигнала с помощью браслета нужна вторая рука и в большинстве случаев это сложно сделать, если человеку действительно нужна помощь.

Какой по счету прототип представлен на Kickstarter?

Это второй прототип. Первый был пластиковым, он отличался дизайном и процессом сборки. После выпуска первого прототипа мы учли ошибки, допущенные инженерами, и выпустили готовый для рынка продукт.

Никита МаршанскийNimb

Какой материал использовался для создания последней версии кольца?

Основа — металл. Внешняя часть кольца покрыта пластиком для лучшей радиопроводимости, чтобы кольцо находилось в постоянной связи с телефоном.

Что из себя на данный момент представляет кольцо, как оно устроено?

Достаточно просто. Это чип связи, который обеспечивает соединение с телефоном через Bluetooth, батарейка, с помощью которой устройство работает до двух недель, тревожная кнопка и средства индикации: вибромотор, трехцветный LED-дисплей, который индикатирует различные статусы устройства.

Куда приходит сообщение после нажатия на тревожную кнопку?

Кольцо отправляет сигнал на смартфон своего владельца, который определяет геолокацию и передает эту информацию на наш сервер. Если человек, внесенный в список доверенных лиц, не установил приложение Nimb, то в случае беды с его товарищем ему придет SMS-сообщение со ссылкой, по которой открывается веб-версия проекта — на сайте есть карта и чат для общения с другими пользователями проекта. Если приложение Nimb установлено, то уведомление придет через него. Если у доверенного лица есть кольцо, с помощью вибрации и светового сигнала оно предупредит своего владельца, что его товарищу нужна помощь.

Насколько сложно с точки зрения программного обеспечения и технологии создать кольцо?

На самом деле, довольно сложно, потому что основной нашей задачей было сделать размер устройства как можно меньшим. На текущий момент в кольце используются минимальные по размеру микроэлементы, доступные на рынке — те, которые мы можем закупить в больших объемах и доставить на наше производство в Китае.

Мы уже понимаем, как будет выглядеть следующая версия, какие в ней будут использоваться чипы. Что касается софта, то мы разрабатываем его уже второй год, хотя у нас достаточно большой опыт разработки software — это говорит о многом.

Nimb

Чем будет отличаться вторая версия?

Во второй версии кольцо будет работать вне зависимости от смартфона, то есть будет самостоятельным устройством. В него будут интегрированы чипы GPS и GSM для связи с нашим сервером.

Ранее сообщалось, что сигнал бедствия вы сможете отправить не только своим друзьям и близким, но и экстренным службам, например, полиции. В каких странах уже есть договоренность с правительством на такую коммуникацию и с каким экстренными службами можно будет связаться?

Эту информацию я пока раскрывать не могу. Мы сейчас ведем переговоры с достаточно большим количеством организаций, о которых сообщим, когда это будет возможно.

Правильно ли я понимаю, что пока с помощью Nimb можно вызвать только своих знакомых?

Не совсем так. Есть возможность посылать сигнал людям, которые находятся в непосредственной близости от абонента, на расстоянии 300 — 400 метров. Это наиболее эффективное решение, если на тревогу очень быстро отреагирует человек поблизости. Его задача — просто прореагировать, быть на месте, и тогда с большой долей вероятности ситуация разрешится: он проконтролирует вызов скорой помощи, поможет человеку или остановит преступника.

Сколько времени могут занять переговоры с правительствами стран по коммуникации с экстренными службами?

Это вопрос открытый, все зависит от страны, региона. Например, в США служба 911 — это очень распределенная система, которая устроена по-разному в зависимости от штата, поэтому с каждым штатом нужно отдельно договариваться. В России мы также ведем переговоры с нашими правоохранительными органами. Все зависит от них — мы отрыты и готовы к сотрудничеству.

В России есть ответ со стороны полиции?

Не готов комментировать.

Будут ли в дальнейшем какие-то другие форм-факторы для тревожной кнопки, например, клипсы, кулоны и так далее?

Есть большая аудитория — дети, для которых форм-фактор кольца в меньшей степени подходит, чем другие. Рассматриваем варианты создания детских браслетов.

Когда планируете запустить серийное производство и продажи?

В декабре 2017 года, в марте запустим продажи.

Сколько будет стоить кольцо?

Рыночная стоимость составит 149 долларов (около 10 тысяч рублей по курсу доллара на момент подготовки материала — прим. авт.). Производство и компоненты — все закупается в долларах. В России цена устройства сильно зависит от ситуации в экономике: изначально, при запуске, мы планировали, что кольцо будет стоить около 5 тысяч рублей.

На что пойдут средства, которые удастся собрать на Kickstarter?

На запуск серийного производства — на закупку компонентов и постановку на производство. Это очень дорогостоящий процесс.

За первые сутки вам удалось собрать запланированную сумму в 50 тысяч долларов. Сейчас ваша кампания по сбору средств продолжается?

Да, ее срок — 39 дней. В эти дни люди могут сделать предзаказ на наши устройства.

Планируется ли второй раунд финансирования?

Конечно! Сейчас проект финансируется на собственные средства, и дальнейшие потенциальные затраты на маркетинг и вывод продукта на рынок достаточно велики. Сейчас мы занимаемся привлечением инвестиций.

Сколько планируется выпустить колец в первой партии?

Ровно столько, сколько соберем предзаказов на краудфандинге.

Сколько заказов уже поступило?

На текущий момент (интервью проходило 24 июня 2016 года — прим. авт.) мы получили тысячу заказов на Kickstarter и собрали около 110 тысяч долларов.

Nimb

Как распределяются ваши заказчики по странам?

Более 50 процентов заказов — из США, на втором месте — Россия.

На какую страну планируете сделать упор в плане продаж?

Запуск продукции мы начинаем с Северной Америки, хотя кольцо будет работать в любой точке мира. Страны будем запускать постепенно вместе с тем, как будут договоренности с местными органами безопасности, которые будут реагировать на вызовы.

Расскажите о команде проекта.

Команда сейчас крайне распределена по миру: два партнера находятся в Сан-Франциско, я и Екатерина (Екатерина Романовская — директор Nimb по коммуникациям) находимся в Нью-Йорке, есть люди в Москве, команда инженеров в Томске, часть команды инженеров — в Китае. Необходимости в каком-то центральном офисе нет.

Не боитесь ли вы, что бандиты узнают о кольце и будут готовы к такому средству защиты?

В ответ на этот вопрос я хотел бы привести пример: никакой криминальный элемент не полезет в квартиру, на двери которой будет наклейка о том, что объект оборудован сигнализацией. Это иррациональное поведение глупого человека.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн