Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Экспертное мнение

Известный инвестор и преподаватель Колумбийского университета Джерри Ньюманн считает, что вкладывать венчурный капитал в виртуальную реальность не стоит. И, наоборот, дополненная реальность хорошо для этого подходит. Обосновывает свое мнение он на странице издания Recode.

Каждому носителю требуется для работы несколько компонентов: сам носитель, материал, распространение материала, монетизация и обнаружение материала. У каждого элемента есть своя экономика, которую контролирует небольшая группа компаний.

«Носитель» — это способ подачи материала. Например, для газеты носителем будет печатный станок и бумага. Для интернета — сеть, и так далее. Распространение — это способ получения пользователем носителя, а не сам процесс. То есть, звукозаписывающие лейблы имеют функцию распространения, но способом распространения являются iTunes и Amazon.

В радио-индустрии в качестве носителя был радиоприемник, радиопередачи были материалом, распространение осуществлялось через радиосеть, и бренды способствовали обнаружению контента и рекламе. Цена трансляции и экономика продажи рекламы означала, что в радио-индустрии быстро стали доминировать вещательные компании, владеющие всем, а создатели материалов получали обычно низкую компенсацию. Производство радиоприемников при этом субсидировалось, чтобы создать аудиторию, достаточную для развития экономики.

Эта модель, которая использовалась и в телевидении, не подходит для венчурного капитала. Вещательные компании создаются фирмами, уже обладающими активами, а главное — деньгами и политическим влиянием. Победителям не нужно финансирование такого типа, а тем, кому оно нужно, никогда не стать победителями.

Киноиндустрия развивалась иначе. Во время своего золотого века там господствовали киностудии, создававшие преимущественно материал. Но по причине разрозненности распространения и монетизации, фильмы и музыка могли создаваться вне системы студия/лейбл, и иногда даже зарабатывали деньги (феномен «инди»). Успешность внешнего финансирования здесь зависела от того, насколько капиталист понимал, что делает.

Ситуация с интернетом, опять-таки, другая. Поскольку в цепочке приращения стоимости не было четкой точки сборки, возможности процветали во всех секторах. Стартапы делали (и делают) деньга на самих носителях (Cisco или AOL), на распространении материала, монетизации (DoubleClick) и обнаружении (Google).

В цепочке приращения стоимости VR будет доминировать создание контента — примерно как в кино или даже в компьютерных играх. Цена на создание контента для виртуальной реальности будет высокой и экономически превосходить распространение и обнаружение.

А поскольку для компенсации этих расходов потребуется большая аудитория, гарнитуры VR должны стать дешевыми. Сначала это может быть достигнуто субсидиями. Дорогой, и поэтому редкий контент будет стремиться к низшему общему знаменателю (как в приставочных видеоиграх), так что рисками можно будет управлять через портфолио (как в музыке или фильмах). Это наводит на мысль, что материал VR будет сосредоточен в руках небольшого числа очень крупных компаний и, вероятно, это будут в основном компании из соседних сфер (автор делает ставку на EA).

Дополненная реальность совсем другая. Поскольку пользователи AR более неоднородны, а создание материала — не такое дорогое, ни один из элементов цепочки не будет доминировать.

Дополненная реальность будет в своей эволюции больше похожа на интернет. Контент может достигнуть пика популярности за день и исчезнуть, но здесь не сложится ситуация, когда победитель получает все. Поскольку создание материала не так дорого, будут востребованы создатели контента. Это приведет к большему числу материалов, а значит — пойдет на пользу производителям «железа». Оно будет ориентировано на разнообразные потребности клиентов, поэтому пользователи будут ценить AR выше, чем VR. Это позволит производителям как аппаратного, так и программного обеспечения получать большую маржу.

В качестве иллюстрации разнообразного применения дополненной реальности можно вспомнить об использовании технологии для обучения пилотов или в промышленности.

Если расчеты Ньюманна верны, венчурные инвестиции в VR не окупятся. А рынок AR, наоборот, ждет вложений капитала.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Идеи
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды