Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Биотехнологии это не только эпопея создания волшебной таблетки от старения. Это вполне практичные решения, многими из которых мы начнем пользоваться в самое ближайшее время. В их числе и те, что были представлены на прошедшем в Научном парке МГУ демо-дне акселератора «Формула БИОТЕХ 2016». Впервые акселератор показал проекты, отобранные по схеме market pull.

«Прямых аналогов нашим продуктам нет ни в России, ни в Европе»

Небольшой фурор вызвал проект по безболезненной эпиляции. Впечатлило аудиторию, как вызвавшийся храбрый мужчина-доброволец, которому нанесли гель на руку, а затем отклеили застывшую смесь вместе с внушительным количеством волос, даже не поморщился, и сказал, что ему действительно было не больно. Это подтвердил нам и Олег Мовсесян, гендиректор Научного парка МГУ, тоже испытавший гель на себе.

Секрет этого геля оказался в том, что в его основе лежит активный компонент, удаляющий связь между волосом и его основанием. Благодаря этому волос из кожи не приходится выдергивать, он практически выходит сам, «добровольно» и безболезненно.

Другая же команда занялась ростом волос. Факторы роста это особые белки, которые останавливают облысение, стимулируя рост клеток, их деление. С возрастом факторов роста становится меньше, и человек теряет волосы. Гель, разработанный участниками, нормализует количество этих белков, благодаря чему можно эффективно бороться с облысением.

Не меньше интереса вызвал пластырь-гель, который еще называли «второй кожей». Принцип работы такого пластыря очень прост: это двухфазный гель, компоненты которого сначала смешиваются, а затем наносятся на рану. В течение 2 минут гель застывает, образуя гелевую пластинку. Разработчики золь-геля, Александра Макарова и Екатерина Щепелина, показали «Хайтек» действие геля на себе.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

«Золь-гель пластырь это двухкомпонентное средство на основе хитозана, кровоостанавливающего порошка. Гель применяется на чистых ранах и им можно закрывать раны любой формы. Когда два компонента смешиваются, средство гелирует в течение 2 минут, и его не нужно фиксировать.

Также мы планируем использовать золь-гель в косметологии как маску для восстановления после косметических процедур. Гелевая основа охлаждает лицо после пилинга, и ее не нужно фиксировать. К тому же хитозан обладает некоторыми антимикробными действиями и способствует заживлению.

Прямых аналогов нашей разработке нет ни в России, ни в Европе. Существуют гелевые повязки и средства на основе хитозана, альгинатные маски. Но перед их применением нужно сначала наложить пленку, затем саму маску, которая очень долго держится на коже, к тому же она тяжелая. А наша пленка будет легкой и удобной», — заверили девушки корреспондента «Хайтека».

Иван Афанасов — руководитель образовательной программы на «Формуле БИОТЕХ 2016» и один из менторов. Иван — основатель и директор по науке компании НАПОЛИ, одного из индустриальных партнеров акселератора. НАПОЛИ разрабатывает и производит раневые повязки и пластыри семейства ХитоПран®, которые не нужно снимать, они лечат и рассасываются сами.

Иван работал на «Формуле БИОТЕХ 2016» с несколькими проектами, в том числе с проектом «Золь-гель»: «Мы поставили задачу создать средство для лечения ран, которое не нужно будет фиксировать. Это удобно для врача: нанес на рану золь, это предварительное состояние геля, и гелевый тампон образуется сам за 1-2 минуты. Это экономит и время, и перевязочные материалы. Уникальность золь-геля в том, что у средства нет аналогов, которые бы гелировали сверхбыстро на ране. Существуют разработки, которые гелируют при 50 градусах, но делают это около 15 минут. Или кинетически стабильные гели. Особенность же золь-геля в том, что врач или пациент может создать гелевый тампон нужной формы самостоятельно.

Также мы работали с двумя другими проектами совместно с нашими партнерами, компанией „Протеинсинтез“. Это разработки в сфере космецевтики для восстановления после пилинга, лечения при акне, а также средство-спрей для восстановления утраченных или ослабленных волос. С возрастом человек не молодеет, и наша амбициозная задача — запускать механизмы, которые позволяют этот процесс повернуть вспять, что как раз факторы роста и помогают делать. Команды на „Формуле“ уже создали прототипы и подготовили документы для сертификации косметических изделий. Ждем продаж разработанных продуктов уже в конце 3 — начале 4 квартала 2016 года».

Как за полгода создать продукт, имеющий реальный спрос на рынке

Подготовка программы «Формула БИОТЕХ 2016» стартовала в ноябре 2015 года, а в феврале 2016 началась работа по акселерации проектов. Подобный формат акселерационной программы прежде никогда, как утверждают организаторы, в России не применялся. В ее основе лежит схема market pull. Это означает, что компании-партнеры представили свое видение проблем и задач в своей отрасли, и проекты в акселератор подбирались на основе этих задач.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

В результате, разработки участников «Формулы БИОТЕХ 2016» имеют реальный спрос на рынке и у них с самого начала есть индустриальные партнеры. Это отличает программу от традиционной акселерационной схемы technology push, где участники на стадии прототипа вынуждены искать компании, которые заинтересуются их проектом.

Как рассказал «Хайтеку» Олег Мовсесян, «наша уникальность в том, что мы собираем проекты с нуля на самом акселераторе. Берем идею, проблему от бизнеса и соединяем ее с проектом. На входе у нас было более 500 ребят, которые хотели попасть на программу. Они прошли анкетирование и собеседование. Нам было важно наличие у них мотивации к работе в высоконагруженной, рискованной и агрессивной среде.

Мы искали тех, кто уже к этому моменту успел что-то сам сделать — пусть это был даже проект, который они реализовали в школе. Как говорится, „его за дверь — он в окно, его в окно — он в форточку, его из форточки — он опять в дверь“. Вот таких ребят мы и отобрали, около 180 человек. Из них мы и сформировали проектные команды».

После этого индустриальные партнеры представили командам свое видение проблем и задач в отрасли, и участники выбрали себе ту сферу, которой будут заниматься. Еженедельно работа в «Формула БИОТЕХ 2016» занимала у них около 20 часов, куда входила и работа над проектом, и образовательные программы.

«На входе у нас было более 40 индустриальных партнеров и проектов, на данный момент их у нас около 24, на финальном этапе осенью будут показаны лучшие. Сегодня у нас демо-день, мы хотим показать, что можно сделать за 5-6 месяцев с нуля — от идеи и верификации проекта до первого прототипа. Сейчас уже все можно потрогать руками и попробовать», — говорит гендиректор Научного парка МГУ.

«Наша цель — привить молодым ученым бациллу предпринимательства»

В разные годы Научный парк МГУ проводил различные акселерационные программы: и в сфере ИТ, и междисциплинарные, и инжиниринг, приборостроение, и биотех. Каждый год после акселератора запускается 10-15 компаний. По словам организаторов, модель программы «Формула БИОТЕХ 2016» может быть масштабирована, и использована не только другими технопарками, но и применяться в различных сферах — энергетике, транспорте, здравоохранении и защите природы.

Для Научного парка МГУ акселерационные программы это возможность вовлечь молодых людей — студентов, аспирантов, выпускников — в технологическое предпринимательство. «Привить бациллу предпринимательства», как говорит Олег Мовсесян. В этом основная ценность программы.

Уже сейчас ряд проектов подались на программу Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, программу «Старт», победили, и уже получают финансирование.

Финал программы «Формула БИОТЕХ 2016» состоится в сентябре. Победители получат инвестиции в свой проект и возможность разместиться в Научном парке МГУ на льготных условиях.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Тренды
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
Умный дом
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения