Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Интернет вещей

Голландская телекоммуникационная компания KPN объявила о завершении строительства национальной беспроводной сети интернета вещей, которая соединит сенсоры, наблюдающие за чем угодно, от железнодорожных стрелок на главном вокзале до эхолотов в порту. Такие же сети появляются во Франции, Германии и других странах. Однако остается вопрос — достаточно ли устройств, подключенных по абонентской плате, чтобы покрыть расходы на создание такой инфраструктуры?

KPN заключила контракт на подключение 1,5 млн устройств, сообщает исполнительный директор компании Якоб Грооте. Не все они сейчас действуют, но даже когда заработают все, это не окажет большого финансового воздействия на компанию, выручка которой в 2015 году составила $7,72 млрд.

По словам Грооте, KPN ориентируется на разных клиентов: правительства, использующие сенсоры для наблюдения за инфраструктурой, к примеру, плотинами в отдаленных регионах; на корпорации вроде Ziut, специалистов в области освещения, управления транспортом и безопасности; и на потребителей, которые могут подключить к велосипеду или домашнему животному брелок, чтобы знать, где он находится.

«Проблема в том, что доход начнет поступать только когда появится сеть», — говорит Педро де Смит, управляющий директор Clickey, дизайнер устройств для KPN и других сетей IoT. Как только KPN объявила о начале строительства сети, приток клиентов увеличился. Но для ее развития требуется следующее, считает он: во-первых, введение функций контроля на местности, которые позволили бы отслеживать груз по пути следования. Это ожидается в конце 2016.

Во-вторых, расширение сети за пределы Нидерландов. Siemens, Shimano, другие крупные компании заинтересованы в получении доступа к сети IoT, но только если у нее будет достаточное географическое покрытие, говорит де Смит. Это займет несколько лет.

KPN не единственная компания, которая строит сеть IoT. Французская SigFox утверждает, что работает в 22 странах с 340 миллионами клиентов. Только в 2015 году компания получила инвестиций на $100 млн и использовала эти средства для скорейшего расширения.

Цель, сказал Тома Никольс, вице-президент SigFox, в том, чтобы как можно сильнее снизить цены на каждое подключенное устройство и привлечь как можно больше пользователей. Самые крупные потребители платят $1 за устройство в год, их у компании 7 миллионов. Для того чтобы покрыть расходы на строительство сети в таких странах, как Франция, Германия или Испания, требуется всего «несколько миллионов» подписчиков, считает Никольс.

Тем не менее, сейчас невозможно сказать точно, появятся ли в скором времени те 30-100 миллиардов подключенных к интернету вещей, которые аналитики предсказывают в прогнозах на ближайшие 10 лет.

Среди азиатских стран сеть интернета вещей уже запустила, к примеру, Южная Корея.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Идеи
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды