Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Год с небольшим, который российские разработчики софта провели в условиях западных санкций и в обсуждении перспектив импортозамещения, пока никак не сказался на их бизнесе, считает генеральный директор компании «Новые облачные технологии» Дмитрий Комиссаров. Отвечая на вопросы «Хайтека», он, тем не менее, признал что тренд на импортозамещение изменил стратегию его компании.

В ближайших планах «Новых облачных технологий», разработавших пакет офисных приложений «МойОфис» — захватить треть российского рынка офисных приложений и начать теснить Microsoft и Google там, где они меньше всего ждут неприятностей от разработчика российского офисного ПО — в Южной Америке и Европе. В арсенале у уверенного в успехе своей стратегии Дмитрия Комиссарова удобство и простота «МойОфис», смелая ценовая политика и уникальные фишки, которых пока нет у конкурентов.

— В своем выступлении на недавней конференции ЦИПР-2016 вы отметили, что 300 тыс. программистов, которые сегодня есть в России, теоретически могли бы экспортировать ИТ-продуктов на $150 млрд, если бы они работали в компаниях с отличным менеджментом. Проблема действительно в неудачном менеджменте или отсутствии кадров?

— На ЦИПРе речь шла о том, что индийские программисты, которых 1 или 2 млн, экспортируют продуктов примерно на $100 млрд. Если бы 300 тыс. наших программистов работали не в продажах аутсорсинга, а в продуктовых компаниях, то они могли бы привлечь те же $100-150 млрд. Проблема не в менеджменте, а в самой системе. У крупных российских аутсорс-компаний прекрасный менеджмент, однако модель бизнеса отличается от модели продуктовой компании. В аутсорсинге объект торговли — это ИТ-специалист, а не продукт. При этом даже в крупных компаниях выработка на одного человека составляет от 30 до 50 тыс долларов. А если взять, например, «Лабораторию Касперского» с готовыми продуктами и доходом порядка $700 млн, где работает 2 тыс. человек, то выработка на человека там в 10 раз больше.

С этой точки зрения нужно ратовать не за увеличение количества программистов, а за выпуск готовых продуктов.

Что выгоднее продавать — нефть или бензин? Конечно, бензин, ведь любой продукт переработки приносит больше денег.

— И все же многие руководители ИТ-компаний жалуются на низкий уровень подготовки ИТ-специалистов профильными вузами. Почти никто из выпускников не способен включаться в эффективную работу без длительного периода «доводки» и обучения по конкретным профилям. Почему так получилось и как эту проблему решить?

— Образование, причем не только российское, но и мировое, немного устарело. Обучение в вузах длится пять лет, а ведь за это время технологии сильно меняются. Сведения, полученные на первом курсе, могут полностью потерять актуальность. Получается, что вузы готовят людей с навыками и знаниями, которые изначально морально устаревают. Компании пытаются с этим бороться — открывают собственные кафедры, проводят стажировки, обучают современным технологиям. Кстати, когда я был в Иннополисе, то отметил, что местный университет работает не так, как большинство российских вузов. Там отличный профессорский состав и грамотно построен процесс обучения.

Важно и то, что кадров просто не хватает. Для России 300 тыс. программистов — это мало, для стабильного развития нужно порядка 800 тыс. или даже миллион специалистов.

— С момента старта продаж продукта «МойОфис» прошло уже несколько месяцев. Насколько оправдались ваши ожидания по росту пользовательской базы и выручке?

— Итоги нужно подводить в конце года, все еще может измениться. В этом году мы ориентируемся на крупные корпорации и государственный сектор, поэтому мы проводим продажи не по стандартной схеме, а с использованием конкурсных процедур. При этом продукты «МойОфис» распространяются исключительно через партнерскую сеть. Мы руководствуемся федеральными законами 44-ФЗ и 223-ФЗ. Конкурсы начали появляться на месяц-полтора позже, чем мы ожидали. Но в целом наши ожидания не менялись — к концу года мы планируем привлечь полмиллиона пользователей.

К 2020 году или даже раньше мы планируем охватить продуктами «МойОфис» треть российского рынка офисных приложений.

— Есть ли у вас уже какие-то предварительные цифры тестирования продукта на внешних рынках? Куда в первую очередь планируется выход и почему?

— Мы планируем в этом году появиться в Бразилии: осенью собираемся выпустить мобильные и облачные версии и дальше будем следовать циклу локализации. Успеем ли появиться в Европе, пока не знаем. А про тестирование на внешних рынках мы пока не рассказываем, это секретная информация.

— А почему пользователи откажутся от Microsoft Office, облачных платформ Google и OnlyOffice в пользу вашего сервиса?

— Google нельзя считать конкурентом — сервисам этой компании отдают предпочтение представители малого бизнеса и частные лица. Крупные корпорации и государство ими не пользуются.

Что касается Microsoft, то главная проблема продуктов компании заключается в том, что 80-90% пользователей нужен небольшой объем функционала. Мы можем предложить им «Мой Офис», который выполнит все необходимые задачи примерно за половину цены.

— Ранее вы говорили, что в «МойОфис» вы на 80% исключили лишние функции, которые есть в программных продуктах других компаний. От чего именно вы отказались, чтобы сделать интерфейс более простым и понятным?

— Я имел в виду, что подавляющее большинство пользователей использует лишь 20% функций, а 80% не используют. Согласно некоторым оценкам, люди знакомы примерно с 40% функций Microsoft Office, а 60% никому не нужны. Например, если вы никогда не верстали книги, вам вряд ли понадобятся буквицы. Большинство даже никогда не открывают Excel или PowerPoint, а пользуются только Word. «МойОфис» дает базовый набор функций, которые точно пригодятся.

Частные пользователи могут выбрать нас еще и потому, что мы уделяем большое внимание мобильным версиям.

На мобильных устройствах наш продукт работает не хуже, чем продукт Microsoft, а местами даже удобнее. Например, редактирование в «МойОфис» происходит быстрее.

— И все же вы больше ориентируете «МойОфис» на корпоративных клиентов или на обычных пользователей? Какая стратегия играет определяющую роль?

— Мы ориентированы максимально глобально. Есть рынок productivity, объем которого в мире составляет $30 млрд. В него входят не только офисные приложения, но и коммуникации, например, корпоративная почта. В этой области происходят масштабные изменения: ведущие аналитики полагают, что в ближайшие 5 лет облачными и мобильными системами будет пользоваться не 5%, как сейчас, а 50-60%. Происходит смена игроков, то что называется «game change». Это подходящий момент, чтобы поспорить с текущими лидерами. Поэтому нас интересует не частный или корпоративный рынок, а весь рынок b2c, SMB, b2b и b2g. Просто пока у нас нет ресурсов, чтобы выпустить сразу несколько продуктов. Но мы работаем над этим.

— Как вам кажется, санкции, тенденция на импортозамещение и запрет на закупку иностранного ПО для государственных и муниципальных структур привели к развитию отечественного рынка ПО, или он развивался бы в любом случае?

— Санкции и импортозамещение — это возможности, но я бы не сказал, что ими кто-то уже успел воспользоваться. Мы начинали в 2013 году, когда слово импортозамещение скорее вызывало улыбку. Тогда мы ориентировались на два главных тренда: использование частных облаков в государственном и корпоративном секторе и переход от настольных компьютеров к мобильным устройствам.

Если бы не было российской истории с импортозамещением, мы бы уже продавали мобильные приложения.

Но мы коммерческая компания и зарабатываем деньги, поэтому не упускаем возможности. Я всегда говорю — покажите мне директора американской софтверной компании, который не воспользовался бы какими-нибудь государственными преференциями, а потом пытался бы доказать совету директоров, что сделал это из благих побуждений.

— Как чувствует себя ИТ-бизнес в сложившейся в России политической и экономической ситуации?

— Объем ИТ-рынка в рублях продолжает расти, поэтому бизнес в этой сфере чувствует себя лучше, чем многие. В ИТ просто длинный цикл — на разработку уходит по 2-3 года, поэтому оценить масштабы изменений можно будет через пару лет.

— Киберпреступность становится все более изощренной, и облачные приложения часто становятся объектом взлома и утечек. Какие меры вы предпринимаете, чтобы максимально защитить ваши сервисы?

— Абсолютно защищенных систем не бывает. Не существует ничего невзламываемого, поэтому важно, как быстро вы умеете реагировать. Мы считаем, что нужно тестировать себя не только изнутри, но и с помощью внешних ресурсов. Мы сотрудничаем с лидером российского рынка аудита информационной безопасности Digital Security. Компания работает как в коммерческом, так и в государственном секторе. Эксперты Digital Security осуществляют у нас непрерывную проверку: как только мы выпускаем свой внутренний релиз, они получают к нему доступ и проводят серию тестов, чтобы удостовериться в отсутствии уязвимостей.

— Мессенджеры сейчас переживают настоящий бум — они стали не только способом связи, но и платформой для высказываний и даже утилитарным инструментом для решения бытовых вопросов. Как вам кажется, как дальше будет развиваться эта сфера? Вероятно, вы верите в прогресс мессенджеров, раз решили создать свою версию Slack?

— Slack нельзя назвать мессенджером, это корпоративное средство групповой работы. В целом корпоративный мессенджер мало похож на Telegram или Viber. Легко подключить к чату 5 тыс. сотрудников, которые читали бы ленту сообщений и не могли в ней ничего найти. Мессенджеры для корпоративного пользования больше похожи на почту со списками рассылки, иерархической структурой, с возможностью приходить в «комнаты», которые стоят в иерархии. Со временем мессенджеры будут превращаться в системы unified communication, в которых будет все, в том числе и почтовый клиент.

Сейчас мы работаем над программой, в которой будут соединены мессенджер и электронная почта. Продукт уже видели потенциальные заказчики, и в этом году мы его официально выпустим.

— Какие тренды в сфере интерфейсов уже реализованы или будут добавлены в ближайшее время в «МойОфис»?

— Всем понятно,что на мобильном устройстве нельзя редактировать документ целиком и на нем нет клавиатуры. Я вижу решение проблемы в голосовом интерфейсе. В этом году мы точно представим наш голосовой помощник. Он поможет не только вводить текст под диктовку, но и, вероятно, сможет самостоятельно его читать и редактировать с голоса. Ничего подобного мы пока ни у кого не видели.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Кейсы
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды