Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Год с небольшим, который российские разработчики софта провели в условиях западных санкций и в обсуждении перспектив импортозамещения, пока никак не сказался на их бизнесе, считает генеральный директор компании «Новые облачные технологии» Дмитрий Комиссаров. Отвечая на вопросы «Хайтека», он, тем не менее, признал что тренд на импортозамещение изменил стратегию его компании.

В ближайших планах «Новых облачных технологий», разработавших пакет офисных приложений «МойОфис» — захватить треть российского рынка офисных приложений и начать теснить Microsoft и Google там, где они меньше всего ждут неприятностей от разработчика российского офисного ПО — в Южной Америке и Европе. В арсенале у уверенного в успехе своей стратегии Дмитрия Комиссарова удобство и простота «МойОфис», смелая ценовая политика и уникальные фишки, которых пока нет у конкурентов.

— В своем выступлении на недавней конференции ЦИПР-2016 вы отметили, что 300 тыс. программистов, которые сегодня есть в России, теоретически могли бы экспортировать ИТ-продуктов на $150 млрд, если бы они работали в компаниях с отличным менеджментом. Проблема действительно в неудачном менеджменте или отсутствии кадров?

— На ЦИПРе речь шла о том, что индийские программисты, которых 1 или 2 млн, экспортируют продуктов примерно на $100 млрд. Если бы 300 тыс. наших программистов работали не в продажах аутсорсинга, а в продуктовых компаниях, то они могли бы привлечь те же $100-150 млрд. Проблема не в менеджменте, а в самой системе. У крупных российских аутсорс-компаний прекрасный менеджмент, однако модель бизнеса отличается от модели продуктовой компании. В аутсорсинге объект торговли — это ИТ-специалист, а не продукт. При этом даже в крупных компаниях выработка на одного человека составляет от 30 до 50 тыс долларов. А если взять, например, «Лабораторию Касперского» с готовыми продуктами и доходом порядка $700 млн, где работает 2 тыс. человек, то выработка на человека там в 10 раз больше.

С этой точки зрения нужно ратовать не за увеличение количества программистов, а за выпуск готовых продуктов.

Что выгоднее продавать — нефть или бензин? Конечно, бензин, ведь любой продукт переработки приносит больше денег.

— И все же многие руководители ИТ-компаний жалуются на низкий уровень подготовки ИТ-специалистов профильными вузами. Почти никто из выпускников не способен включаться в эффективную работу без длительного периода «доводки» и обучения по конкретным профилям. Почему так получилось и как эту проблему решить?

— Образование, причем не только российское, но и мировое, немного устарело. Обучение в вузах длится пять лет, а ведь за это время технологии сильно меняются. Сведения, полученные на первом курсе, могут полностью потерять актуальность. Получается, что вузы готовят людей с навыками и знаниями, которые изначально морально устаревают. Компании пытаются с этим бороться — открывают собственные кафедры, проводят стажировки, обучают современным технологиям. Кстати, когда я был в Иннополисе, то отметил, что местный университет работает не так, как большинство российских вузов. Там отличный профессорский состав и грамотно построен процесс обучения.

Важно и то, что кадров просто не хватает. Для России 300 тыс. программистов — это мало, для стабильного развития нужно порядка 800 тыс. или даже миллион специалистов.

— С момента старта продаж продукта «МойОфис» прошло уже несколько месяцев. Насколько оправдались ваши ожидания по росту пользовательской базы и выручке?

— Итоги нужно подводить в конце года, все еще может измениться. В этом году мы ориентируемся на крупные корпорации и государственный сектор, поэтому мы проводим продажи не по стандартной схеме, а с использованием конкурсных процедур. При этом продукты «МойОфис» распространяются исключительно через партнерскую сеть. Мы руководствуемся федеральными законами 44-ФЗ и 223-ФЗ. Конкурсы начали появляться на месяц-полтора позже, чем мы ожидали. Но в целом наши ожидания не менялись — к концу года мы планируем привлечь полмиллиона пользователей.

К 2020 году или даже раньше мы планируем охватить продуктами «МойОфис» треть российского рынка офисных приложений.

— Есть ли у вас уже какие-то предварительные цифры тестирования продукта на внешних рынках? Куда в первую очередь планируется выход и почему?

— Мы планируем в этом году появиться в Бразилии: осенью собираемся выпустить мобильные и облачные версии и дальше будем следовать циклу локализации. Успеем ли появиться в Европе, пока не знаем. А про тестирование на внешних рынках мы пока не рассказываем, это секретная информация.

— А почему пользователи откажутся от Microsoft Office, облачных платформ Google и OnlyOffice в пользу вашего сервиса?

— Google нельзя считать конкурентом — сервисам этой компании отдают предпочтение представители малого бизнеса и частные лица. Крупные корпорации и государство ими не пользуются.

Что касается Microsoft, то главная проблема продуктов компании заключается в том, что 80-90% пользователей нужен небольшой объем функционала. Мы можем предложить им «Мой Офис», который выполнит все необходимые задачи примерно за половину цены.

— Ранее вы говорили, что в «МойОфис» вы на 80% исключили лишние функции, которые есть в программных продуктах других компаний. От чего именно вы отказались, чтобы сделать интерфейс более простым и понятным?

— Я имел в виду, что подавляющее большинство пользователей использует лишь 20% функций, а 80% не используют. Согласно некоторым оценкам, люди знакомы примерно с 40% функций Microsoft Office, а 60% никому не нужны. Например, если вы никогда не верстали книги, вам вряд ли понадобятся буквицы. Большинство даже никогда не открывают Excel или PowerPoint, а пользуются только Word. «МойОфис» дает базовый набор функций, которые точно пригодятся.

Частные пользователи могут выбрать нас еще и потому, что мы уделяем большое внимание мобильным версиям.

На мобильных устройствах наш продукт работает не хуже, чем продукт Microsoft, а местами даже удобнее. Например, редактирование в «МойОфис» происходит быстрее.

— И все же вы больше ориентируете «МойОфис» на корпоративных клиентов или на обычных пользователей? Какая стратегия играет определяющую роль?

— Мы ориентированы максимально глобально. Есть рынок productivity, объем которого в мире составляет $30 млрд. В него входят не только офисные приложения, но и коммуникации, например, корпоративная почта. В этой области происходят масштабные изменения: ведущие аналитики полагают, что в ближайшие 5 лет облачными и мобильными системами будет пользоваться не 5%, как сейчас, а 50-60%. Происходит смена игроков, то что называется «game change». Это подходящий момент, чтобы поспорить с текущими лидерами. Поэтому нас интересует не частный или корпоративный рынок, а весь рынок b2c, SMB, b2b и b2g. Просто пока у нас нет ресурсов, чтобы выпустить сразу несколько продуктов. Но мы работаем над этим.

— Как вам кажется, санкции, тенденция на импортозамещение и запрет на закупку иностранного ПО для государственных и муниципальных структур привели к развитию отечественного рынка ПО, или он развивался бы в любом случае?

— Санкции и импортозамещение — это возможности, но я бы не сказал, что ими кто-то уже успел воспользоваться. Мы начинали в 2013 году, когда слово импортозамещение скорее вызывало улыбку. Тогда мы ориентировались на два главных тренда: использование частных облаков в государственном и корпоративном секторе и переход от настольных компьютеров к мобильным устройствам.

Если бы не было российской истории с импортозамещением, мы бы уже продавали мобильные приложения.

Но мы коммерческая компания и зарабатываем деньги, поэтому не упускаем возможности. Я всегда говорю — покажите мне директора американской софтверной компании, который не воспользовался бы какими-нибудь государственными преференциями, а потом пытался бы доказать совету директоров, что сделал это из благих побуждений.

— Как чувствует себя ИТ-бизнес в сложившейся в России политической и экономической ситуации?

— Объем ИТ-рынка в рублях продолжает расти, поэтому бизнес в этой сфере чувствует себя лучше, чем многие. В ИТ просто длинный цикл — на разработку уходит по 2-3 года, поэтому оценить масштабы изменений можно будет через пару лет.

— Киберпреступность становится все более изощренной, и облачные приложения часто становятся объектом взлома и утечек. Какие меры вы предпринимаете, чтобы максимально защитить ваши сервисы?

— Абсолютно защищенных систем не бывает. Не существует ничего невзламываемого, поэтому важно, как быстро вы умеете реагировать. Мы считаем, что нужно тестировать себя не только изнутри, но и с помощью внешних ресурсов. Мы сотрудничаем с лидером российского рынка аудита информационной безопасности Digital Security. Компания работает как в коммерческом, так и в государственном секторе. Эксперты Digital Security осуществляют у нас непрерывную проверку: как только мы выпускаем свой внутренний релиз, они получают к нему доступ и проводят серию тестов, чтобы удостовериться в отсутствии уязвимостей.

— Мессенджеры сейчас переживают настоящий бум — они стали не только способом связи, но и платформой для высказываний и даже утилитарным инструментом для решения бытовых вопросов. Как вам кажется, как дальше будет развиваться эта сфера? Вероятно, вы верите в прогресс мессенджеров, раз решили создать свою версию Slack?

— Slack нельзя назвать мессенджером, это корпоративное средство групповой работы. В целом корпоративный мессенджер мало похож на Telegram или Viber. Легко подключить к чату 5 тыс. сотрудников, которые читали бы ленту сообщений и не могли в ней ничего найти. Мессенджеры для корпоративного пользования больше похожи на почту со списками рассылки, иерархической структурой, с возможностью приходить в «комнаты», которые стоят в иерархии. Со временем мессенджеры будут превращаться в системы unified communication, в которых будет все, в том числе и почтовый клиент.

Сейчас мы работаем над программой, в которой будут соединены мессенджер и электронная почта. Продукт уже видели потенциальные заказчики, и в этом году мы его официально выпустим.

— Какие тренды в сфере интерфейсов уже реализованы или будут добавлены в ближайшее время в «МойОфис»?

— Всем понятно,что на мобильном устройстве нельзя редактировать документ целиком и на нем нет клавиатуры. Я вижу решение проблемы в голосовом интерфейсе. В этом году мы точно представим наш голосовой помощник. Он поможет не только вводить текст под диктовку, но и, вероятно, сможет самостоятельно его читать и редактировать с голоса. Ничего подобного мы пока ни у кого не видели.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 2 раза в день

перейдите по одной из ссылок и нажмите кнопку Join
Новая технология позволит редактировать гены клеток мозга
Исследования мозга
МТИ начал выдавать дипломы на блокчейне
Блокчейн-технологии
К концу года мощность солнечной энергетики Китая достигнет 50 ГВт
Тренды
Тим Кук лично ответил поклоннику Mac mini о будущем модели
ИТ-компании
Тренды
Amazon станет первой в мире компанией, которая стоит $1 трлн
Молекулы-самоубийцы могут защитить нас от рака
Борьба с раком
Blue Origin впервые провела огневые испытания своего двигателя BE-4
Частный космос
Уникальная бетонная крыша превращает жилой дом в электростанцию
Солнечная энергетика
Toyota Sora — новый водородный автобус для гостей Олимпийских игр
Транспорт будущего
Ученые создали двумерный «идеальный» транзистор
Новая электроника
Huawei добилась 20 Гбит/с в испытаниях 5G Dual Connectivity
Переход на 5G
Сингапурские ученые делают фотоэлементы из меди, цинка и олова
Энергия солнца
Транспорт будущего
Маск купил еще одну буровую машину и роет тоннель в Вашингтон
В Швеции выбрали место для строительства конкурента Gigafactory
Тренды
Россия получила рекордное количество медалей на World Skills 2017
Кейсы
Эндрю Ын возглавил стартап, разрабатывающий чатбота-психотерапевта
Кейсы
Блокчейн может трансформировать сферу туризма
Блокчейн-технологии
Водоросли помогли улучшить органические солнечные элементы
Солнечная энергия
Veo Robotics переложит тяжелый труд на плечи роботов
Робототехника
Соцпособия будущего
Блокчейн и криптовалюты совершат революцию в БОД
Flare — камера слежения с ИИ для умного дома
Умный дом
Разработана компьютерная память молекулярного уровня
Компьютерная память
5 открытий в сфере гравитационных волн, которые изменили астрофизику
Астрофизика
4 фактора, которые преобразят IoT
Интернет вещей
Синтезирован препарат, эффективно подавляющий ВИЧ
Лечение ВИЧ
«Вертолеты России» покажут электрический конвертоплан в 2019 году
Городская авиация
Идеи
Toyota создала водородный минивэн с дальностью хода 1000 км
Число криптовалютных хедж-фондов перевалило за сотню
Тренды
Тренды
В США стартует первый государственный эксперимент с выплатой БОД
В Китае открыли роботизированную промзону за $300 млн
Промышленная робототехника
В Канаде начали тестировать робомобили на дорогах общего пользования
Беспилотные автомобили
В Шотландии запущена первая плавучая ветровая ферма
Ветровая энергетика
Робот-садовник поливает и защищает растения от вредителей
Робототехника
Виталик Бутерин: «Центробанкам еще далеко до введения криптовалют»
Криптовалюты
Электромопед от Honda станет домашней системой хранения энергии
Электромотоциклы
Eviation обещает запустить авиационный Uber в 2019 году
Электроавиация
Роберт Уразов: «На смену дипломам приходят паспорта навыков»
Тренды
Биосфера
Ученые не могут объяснить резкое сокращение числа летающих насекомых
Китай выпустит 1 млн электромобилей в 2018 году
Электромобили
ИИ от DeepMind стал гроссмейстером по игре го за 3 дня
Искусственный интеллект
Центробанк Бразилии признал биткойн финансовой пирамидой
Криптовалюты
«Мозги» беспилотной системы Apple размещаются на крыше автомобиля
Беспилотный транспорт
Новое открытие приближает появление квантовых компьютеров
Нанотехнологии
В 2018 году Baidu запустит в Китае беспилотный автобус
Беспилотный транспорт
Garmin Speak — умный автонавигатор с Alexa
Умный автомобиль
Daimler показала, на что способны ее беспилотные грузовики
Беспилотный транспорт
Рейтинг лучших
11 главных инженерных инноваций 2017 года
Электробайки Zero станут в 2018 году быстрее, мощнее, выносливее
Транспорт будущего
Samsung хочет подключить всю бытовую технику к IoT
Интернет вещей