Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Как будет выглядеть мировая экономика в результате «новой индустриализации» и какие стратегии развития изберут для себя ведущие страны? Об этом на форуме стратегических инициатив в Москве порассуждал помощник президента России, экс-министр экономического развития Андрей Белоусов.

Что будет являться основным драйвером изменений в России на горизонте 2035? С этого вопроса началась пленарная дискуссия форума стратегических инициатив, который проходит в Москве 21 — 22 июля. Всем участникам в начале дискуссии дали возможность через SMS проголосовать за один из четырех предложенных вариантов ответа на этот вопрос. Через несколько минут голосование завершилось, а его результаты появились на экране.

Наибольшее число респондентов (37,82%) проголосовали за вариант «Технологии. Новые рынки на стыке технологических платформ». На втором месте с результатом в 27,81% оказался вариант «Экономика. Кардинальное улучшение условий для предпринимательства и экономического роста». 25,73% посчитали, что драйвером изменений в России до 2035 года станет идеология, где Россия выступит как генератор смыслов и культурных кодов. И лишь 8,64% сделали ставку на экспорт вооружений.

Неожиданными оказались результаты голосования для помощника президента России Андрея Белоусова, полагавшего, что большинство участников голосования в качестве главного драйвера изменений выберут экономику. Тем не менее, Белоусов согласился с большинством голосовавших и рассказал о своем видении трендов, которые будут иметь фундаментальное значение для реструктуризации мировой экономики в ближайшие 10 — 15 лет.

По словам спикера, кризис 2008 года показал, что старая модель экономического роста, основным драйвером которого была внешняя торговля, исчерпала себя. По данным помощника президента, с 1997 по 2006 годы темпы роста мировой экономики составляли 4%, внешней торговли — 6,8%. После кризиса эти показатели практически сравнялись: на данный момент темпы роста мировой экономики составляют чуть больше 3%, внешней торговли — 3,7%.

На сегодняшний день ни одна из ведущих мировых стран не решила проблему экономического роста, констатировал Белоусов. Если до кризиса ежегодный рост экономики США превышал 3%, то сегодня он составляет порядка 2,2%. Рост экономики Европы в 2016 году по самым оптимистичным прогнозам составит 1%, тогда как до кризиса 2008 года этот показатель составлял более 2%. В Китае темпы роста экономики раньше превышали 9%, а в последние 7 лет составляют менее 7,6% и даже могут упасть до 6%. Япония этот показатель держится на уровне 1%.

«Такая ситуация выводит в повестку дня вопрос о формировании долгосрочных источников роста», — заявил Белоусов. По его словам, лидером в поиске таких источников выступают США. Основной источник роста экономики этой страны — колоссальный технологический потенциал, накопленный за последнее десятилетие в мире.

До сих пор этот потенциал не капитализирован, но это произойдет в ближайшие 10 — 15 лет, считает помощник президента.

Под технологическим потенциалом Белоусов подразумевает: медицинские технологии, связанные с расшифровкой генома человека, картированием головного мозга и новыми лекарствами, основанными на нанотехнологиях; технологии, связанные с коммуникацией и виртуальной реальностью; технологии цифровой промышленности и аддитивные технологии; технологии в области энергетики, связанные с использованием умных сетей с миниатюрными источниками энергии; технологии в области управления, основанные на использовании big data, blockchain, использовании облачных решений и так далее.

«Долгосрочная стратегия США, насколько мы можем понять, состоит в том, чтобы <...> вывести на внутренний и мировой рынки качественно новый слой средних предприятий, которые будут являться носителями и разработчиками новых технологий и задавать мировой тон в их реализации. Это то, что мы называем новой индустриализацией», — отметил спикер.

Ответ на вызовы новой индустриализации со стороны еще одного мирового технологического лидера — Китая — состоит в активизации внутреннего рынка и построении товарного моста с Европой. Этот «шелковый путь» пройдет через страны (в первую очередь, страны Азии) и вовлечет их в большую китайскую экономическую систему с построением цепочек производства добавленной стоимости, прогнозирует Белоусов.

У Европы с ее большим количеством внутренних социальных и миграционных проблем долгосрочная стратегия выражена менее ярко.

«Тем не менее, видно, что европейцы делают ставку на так называемую зеленую энергетику и на новые цифровые промышленные технологии», — отметил помощник президента.

Под новые стратегии развития стран выстраиваются новые регуляторные пространства — транстихоокеанское и трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерства. Оба эти партнерства, по словам Белоусова, означают смену регуляторных моделей — уход от регуляторики, свойственной экономическому росту 1990-х годов, к регуляторике, основанной «на значительно более четкой защите и реализации потенциала инвестиций, потенциала использования новых технологий».

«По сути дела, это продолжение национальной регуляторики США во внешний мир. Эти тренды, безусловно, окажут существенное влияние на формирование мировой экономики, границ новых союзов», — сказал Белоусов и подытожил свое выступление, озвучив четыре тезиса.

Первый тезис — это распространение новых технологий в экономике и формирование новых экономических укладов. Прежние технологические революции как бы надстраивались над существующими индустриальными укладами, трансформация которых в результате происходила медленно. Особенность новых технологий заключается в том, что они очень быстро могут обесценить уже существующее производство. Например, сочетание цифровых технологий с 3D-печатью практически выводит на рынки продукцию с такой низкой себестоимостью, которая просто обнулит многие существующие традиционные производства, включая строительные технологии, производство бытовой техники и т.д.

Второй тезис — новая конфигурация глобальной экономики, построение новых регуляторных пространств, которые будут охватывать границы распространения новых технологий.

Третий тезис заключается в крупнейшем социальном сдвиге — формировании нового, «виртуального» человека, который формирует для себя новую реальность, средства коммуникации. Это означает и новые факторы качества жизни, и новую диверсификацию между бедными и богатыми.

Четвертый тезис — изменение системы управления на основе технологий big data, облачных технологий, распределенных технологий управления — управления не только производством, но и логистикой, за которым стоит выход на рынки нового типа компаний.

Все эти вызовы означают фундаментальные сдвиги, которые произойдут и станут явными, по оценкам специалистов, в середине следующего десятилетия. А национальная технологическая инициатива (НТИ) — это попытка ответа России на эти вызовы, заключил Белоусов.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Кейсы
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн