Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Виртуальная реальность

Технология виртуальной реальности, разработанная российской компанией Nettle, как утверждают ее основатели, не имеет аналогов. Она позволяет создавать голографические объекты высокой четкости и демонстрировать их в смешанной реальности. Пока только на специальных экранах, но уже в следующем году компания готовится выпустить продукт, который даст пользователям опыт взаимодействия с эффектными голограммами на обычных 3D-телевизорах. О своей технологии и возможностях ее применения «Хайтеку» рассказали основатели компании Nettle Андрей Десятов и Петр Севастьянов.

— Расскажите, как появилась компания Nettle?

— У каждого из нас были свои компании — по 3D-визуализации и разработке бизнес-приложений. Затем мы поработали несколько раз над совместными проектами, и в 2010 году решили заняться чем-то принципиально иным. Была задача — создать презентационное устройство, дисплей. В ходе этого проекта и появился NettleBox. Предсерийная версия продукта вышла в 2013 году.

— Получается, вы начали разрабатывать технологию с нуля?

— Да, технология была создана полностью с нуля — и аппаратная, и программная часть. Прежде мы не занимались производством «железа».

— В чем суть используемой вами технологии? Правильно ли я понимаю, что вы как-то совмещаете 3D и VR?

— Технология, которую мы разрабатываем — MotionParallax3D. Она относится к одному из классов виртуальной реальности. Это VR, которая транслируется на внешнем не носимом экране, а пользователь через очки наблюдает на нем объемное изображение.

По сути создается эффект голографического объекта, который находится между экраном и пользователем. Его можно обойти со всех сторон, как реальный предмет.

— В чем отличие MotionParallax3D от других технологий виртуальной реальности?

— Отличие в принципе работы. Если мы говорим про шлем виртуальной реальности, к примеру, Oculus Rift, то он закреплен на голове пользователя, который получается полностью отделен от реального мира. В случае MotionParallax3D это некая смешанная реальность. Мы дорисовываем в реальном мире виртуальные объекты, и пользователь может видеть и их, и всё, что его окружает на самом деле.

— Получается, это чем-то похоже на дополненную реальность?

— Не совсем. В дополненной реальности мы смотрим на мир через экран своего смартфона и воспринимаем его иначе. А здесь мы видим его сквозь очки, как реальную голограмму.

 Как работает стол виртуальной реальности NettleBox?

— Пользователь надевает очки, система отслеживает его положение относительно экрана. И ракурс виртуального объекта постоянно перестраивается в зависимости от того, под каким углом пользователь смотрит на экран.

Это все происходит в режиме реального времени, пользователь не замечает никаких перестроений. Он видит стабильную голограмму, которая выглядит как реальный объект.

— Чем он отличается от обычных 3D-экранов, которые, насколько мне известно, уже достаточно давно есть в свободном доступе для всех желающих?

— В 3D-экранах просто показано стерео-изображение. Пользователь сидит перед экраном, и, если он немного повернет или наклонит голову, изображение никак не отреагирует, не подстроится под него, а начнет искажаться.

Мы комбинируем два механизма зрения — стереоскопическое изображение и параллакс движения или Motion Parallax. Это означает, что изображение на экране меняется в зависимости от того, как мы повернули голову. И это только усиливает эффект присутствия во время просмотра.

— В каких областях применяется NettleBox? Можете привести какие-то кейсы его использования?

— Большую часть наших клиентов составляют строительные и девелоперские компании. Для них это возможность показать жилой комплекс так, чтобы можно было увидеть наполненный жизнью макет будущего дома. И это не только выставочное решение, это инструмент продаж. Из топ-5 российских застройщиков уже трое используют в своей работе NettleBox.

Также у нас много заказчиков из промышленности, энергетики, в том числе атомной — к примеру, РосЭнергоАтом. Когда мы показываем сложный инженерный объект, его также можно разложить на составляющие, а технологический процесс показать в анимации — как работают производственные линии и персонал.

— Вы утверждаете, что при использовании NettleBox отсутствует синдром морской болезни, знакомый тем, кто работает с VR. Почему?

— Морская болезнь или motion sickness возникает из-за того, что происходит задержка изображения. Когда пользователь двигается, то изображение, которое выводится для него на экране, немного запаздывает. И появляется расхождение между зрением и вестибулярным аппаратом.

У нас же своя технология трекинга, в которой присутствует механизм компенсации задержки. Наши технологические решения позволяют снизить задержку и скомпенсировать ее так, чтобы пользователь на экране видел именно то изображение, которое ожидает увидеть. И как раз это позволяет избежать морской болезни.

Nettle

— Чем от NettleBox отличается голографический дисплей NettleDesk? Каков его функционал и применение?

— Оба устройства используют одну и ту же технологию работы. Но NettleDesk это решение для другого рынка. NettleBox — большой презентационное устройство, а NettleDesk — индивидуальное рабочее место. Технология реализована в формате монитора, пользователь может с него просматривать голографические модели. Это может использоваться, в первую очередь, для личного и корпоративного обучения.

— Есть ли у вас пользователи не из России?

— Да, есть. Основным нашим продуктом сейчас является NettleBox. К примеру, у нас есть заказчики из Австралии, Бахрейна, ОАЭ, Турции. Но доля таких пользователей небольшая, около 10%, пока работа на внешнем рынке это не была для нас приоритетным направлением.

— Какова стоимость ваших продуктов?

— Для российского и зарубежного рынков она разная. Все зависит от конкретного заказчика и клиента. Как правило помимо устройства у нас заказывают еще и контент, который мы разрабатываем в собственной внутренней студии. Тем самым мы создаем решение под ключ, стоимость которого варьируется в зависимости от пожелания клиента.

— В России и мире есть множество проектов, которые используют самые различные технологии, включая 3D, VR и AR, для того, чтобы сделать презентации более эффектными. В чем ваше от них отличие?

— Наше отличие в том, что мы не являемся компанией по производству контента, которая использует готовые технологии виртуальной и дополненной реальности. Мы разрабатываем собственную технологию MotionParallax3D, которая дает эффект, отличный от виртуальной реальности. Его, скорее, можно отнести к смешанной реальности.

— Не кажется ли вам, что со временем горячий интерес к VR угаснет?

— Мы за этим интересом и не гнались. Наш проект развивается с того момента, когда виртуальная реальность еще не была таким трендом, как сейчас. Теперь же заказчики стали более «образованными» в технологиях VR и AR, и они даже лучше понимают наши преимущества перед конкурентами.

— Но в свое время очень много говорили о 3D-телевизорах, которые, тем не менее, так и не стали широко популярны. Вы считаете, что с VR все будет иначе?

— Можно рассмотреть экономические показатели. Рынок TV, после появления 3D-технологии, не рос кратно, наблюдалась только небольшая прибавка. Это была просто маркетинговая фишка производителей. В случае VR мы видим кратный рост рынка год от года, появление новых игроков и новых технологий. Емкость рынка пока не ограничена с точки зрения ни аппаратного, ни программного обеспечения. Поэтому VR не «сгорит» так, как «сгорело» 3D. К тому же виртуальная реальность доказала свою состоятельность как технология, а 3D не совсем оправдала ожидания, хоть и хорошо прижилась в кинотеатрах.

Nettle

— Какие, по вашему мнению, перспективы есть у виртуальной реальности?

— VR уже входит в повседневную жизнь, и тренд, скорее всего, будет смещаться от чистой виртуальной реальности к смешанной. Пользователь не будет отделен шлемом от реального мира, в нем он будет видеть дополнительные виртуальные объекты.

— Не планируете сделать какое-то решение и для сегмента b2c?

— Сейчас в рамках отдельного стартапа у нас развивается проект, который голографический эффект «принесет» к пользователям домой. И на экране домашнего телевизора можно будет увидеть наше голографическое изображение. Здесь мы делаем упор на игровую индустрию.

— Вы про ALT — antilatency tracker? Что это и для чего?

— Это пользовательский девайс — трекер, который можно будет использовать в сочетании с 3D-очками. На любом 3D-экране можно будет воспроизвести у себя дома голографический эффект.

— Сегодня многие стартаперы жалуются, что в России сложно найти инвестиции, а зарубежные инвесторы, в свою очередь, говорят, что российские стартапы хороши, но не умеют себя презентовать. С какими трудностями сталкивались вы, когда начинали проект?

— Мы развиваемся без внешних инвестиций, но планируем их привлечение в ALT. Вообще если говорить о крупном раунде инвестиций, то да, мы ориентируемся на западный рынок. Тем, кто только начинает свои проекты в ИТ-сфере, мы можем посоветовать не бояться чего-то нового и идти до конца — когда мы только начинали, наши технические компетенции были гораздо ниже, чем сейчас. Но у нас все получилось.

— Как вам удалось показать себя, сделать так, чтобы вас заметили на таком большом рынке?

— Для нашей технологии хорошо работают выставки. Это возможность показать визуальный продукт здесь и сейчас. Как только у нас появились первые прототипы, мы начали пользоваться этим и демонстрировать их, искать заказчиков. NettleBox в 2013 году был презентован на выставке TechCrunch в Сан-Франциско, где и был найден первый клиент на рынке США.

Клиенты и сами возят наши технологии по выставкам. К примеру, если говорить о заказчиках из сферы строительства и девелопмента, то это международная выставка недвижимости MIPIM в Каннах. В атомной отрасли это АтомЭкспо.

— В каких еще областях может быть применена виртуальная или смешанная реальность?

— Сейчас очень активно развивается игровое направление. Помимо этого, виртуальные тренажеры, симуляторы — гражданские или военные, виртуальное прототипирование, а в конечном счете VR должна прийти в ритейл.

— Какие у вас дальнейшие планы по развитию проекта? Собираетесь выходить на мировой рынок?

— Да, это как раз входит в наши планы. В первом-втором квартале 2017 года мы планируем с ALT выходить на краудфандинговую кампанию. Мы можем предложить пользователям решения, которыми не располагают даже ИТ-гиганты, поэтому верим, что у нас хорошие шансы успешно выйти на мировой рынок.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн