Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Терапия старения

Ученые обнаружили, что препарат, которым лечат диабет второго типа, продлевает жизнь. Теперь они получили одобрение на клинические испытания, которые смогут помочь создать «терапию старения».

Федеральное управление по медикаментам США одобрило клинические испытания, направленные на борьбу со старением и болезнями, связанными с возрастом. Исследуемый препарат называется «метформин», пишет Futurism.

На сегодняшний день еще не существует лекарств, которые были бы одобрены как «терапия старения». Но ученые предполагают, что они ближе, чем нам кажется.

Ген, присутствие которого сокращает продолжительность жизни человека — IGF1. Он ускоряет клеточный метаболизм, когда в организм поступает большое количество пищи. А это вызывает быстрое «выгорание» и уменьшение продолжительности жизни.

В последнем столетии наблюдается стремительное увеличение патологий, связанных с перееданием. Их называют диабетом второго типа. Такие пациенты страдают от неправильного метаболизма, и им требуются лекарственные средства, чтобы организм функционировал правильно. И одним из средств, применяемых в лечении диабета второго типа, является метформин.

Несмотря на то, что это один из самых часто назначаемых препаратов в мире, ученые все еще не до конца уверены, как он действует на организм. Они только знают, что он регулирует метаболизм и позволяет лучше контролировать глюкозу и инсулин.

Начиная с 2003 года ученые начали эксперименты на мышах с целью выяснить влияние метформина на продолжительность жизни. Оказалось, что метформин продлевает жизнь млекопитающим, хоть и всего на 10%.

Но даже увеличение продолжительности жизни на 5% это уже в среднем плюс 4 года. Тот факт, что метформин уже используется для лечения диабета в течение более 40 лет, дал почву для естественного эксперимента.

В 2014 году исследовательская группа под руководством Кристиана Баннистера из Университета Кардиффа решила узнать, отличается ли продолжительность жизни пациентов, больных диабетом, принимавших метформин, от тех, кому были назначены препараты на основе сульфонилмочевины. Они собрали информацию о почти 200 тысячах пациентов и выяснили, что те, кто принимал метформин жили дольше.

Но ученые не могли знать точно, связано ли это с замедлением процессов старения или тем, что препараты на основе метформина более эффективны сами по себе в лечении диабета второго типа. Ведь пожилые люди, страдающие этим заболеванием, гораздо больше подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям, деменции и проблемам с мобильностью.

Для решения этой проблемы команда Баннистера взяла данные еще 200 тысяч людей, на этот раз здоровых, возраст которых соответствует возрасту пациентов с диабетом в предыдущем исследовании. Они составили выборку из тех, кому больше 70 лет, и оказалось, что те, кто принимает метформин, живут немного дольше здоровых людей и намного дольше тех, кто принимает препараты сульфонилмочевины.

Это позволило предположить, что метформин все же влияет на продолжительность жизни людей. Группа ученых во главе с Ниром Барзилиа из медицинского колледжа имени Альберта Эйнштейна начала первое клиническое испытание, которое сможет подтвердить или опровергнуть способности метформина замедлять процессы старения.

В ходе исследования пожилые люди, не страдающие от диабета, но у которых обнаружены рак, болезни сердца или деменция, получат назначение метформина. Задача ученых понять, сможет ли препарат отсрочить у пациента развитие других заболеваний, связанных с возрастом, к примеру, при наличии болезней сердца — деменции.

Метформин не сможет стать таблеткой молодости, но у него есть шанс продлить жизнь на несколько лет и уменьшить шансы на развитие старческих заболеваний. В любом случае это важный шаг для «терапии старения».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн