Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Первое, что нужно знать о технологическом ландшафте Европы — что его не существует. В Европе есть набор более или менее изолированных центров стартапов, возникших в столицах. Некоммерческая организация Sirris.be провела исследование европейских IT-компаний, получивших в 2016 хотя бы $1 млн и сделала 10 любопытных выводов.

Париж, а не Берлин, станет преемником Лондона

Несмотря на мрачные прогнозы, число венчурных сделок в Лондоне после брекзита не перестает расти. Но если говорить о втором месте, то это не Берлин (71 сделка), а Париж (116). В 2017 году там должен открыться самый крупный в мире инкубатор стартапов. На этом город может сделать себе хороший PR.

Любопытный случай Швеции

По числу сделок Стокгольм догоняет Берлин, а по сделкам в долларах столица Швеции трижды его обогнала. Это тем более удивительно, если вспомнить, что население всей страны менее 10 миллионов, а в столице проживает менее 1 миллиона человек.

Эпицентр инноваций не всегда столица

В Испании это Барселона, в Италии — Милан, в Швейцарии — Лозанна, в Бельгии — Гент, в Португалии — Порту, в Польше — Краков. Иногда это объясняется лучшим экономическим развитием города, как в случае Барселоны и Милана. В других случаях, как в Генте, благоприятной экосистемой, а в Лозанне расположен крупный университет.

Финтех лидирует, блокчейн созрел

Больше всего сделок (122) в этом году заключено в отрасли финтеха, из них 28 были заключены в Лондоне. И всего 7 стартапов используют блокчейн, несмотря на то, что говорят о нем везде. Это значит, что блокчейн находится на пике зрелости технологии.

Университеты не влияют на ландшафт инноваций

Всего 5% стартапов Европы — отделившиеся или выделившиеся из университетов компании. Как и крупные компании, университеты потеряли свою монополию на инновации. Однако они продолжают играть роль в определенных областях медтеха, биотеха, шифрования, материаловедения, робототехники, нанотехнологиях, полупроводниках и пр. Лучше всего с этим у Швейцарии, Великобритании и Бельгии.

Для роста акселератор не нужен

Всего 7% стартапов Европы прошли программу акселераторов. Они не всегда зарабатывают больше, но на 2 года раньше начинают их получать. Возможно, потому что раньше получают доступ к инвесторам.

Самый активный венчурный инвестор — правительство Франции

Публичный фонд Франции Bpifrance инвестирует в малый и средний бизнес, чтобы подготовить страну к программе France 2030, переходу на цифровую экономику. А самый активный фонд за последние 10 лет — тоже правительственный, High Tech Gründerfonds из Германии.

Европейская экосистема ориентирована на B2B

В отличие от Кремниевой долины, где 2 из 3 стартапов ориентированы на потребителя, большинство стартапов Европы (55%) нацелены на бизнес. В Бельгии таких компаний больше всего (74%), затем Ирландия (70%) и Нидерланды (64%).

Посредник мертв. Да здравствует посредник!

Интернет должен был уничтожить посредников. И сделав это, он становится на это место сам. Не удивительно, что 21% растущих стартапов используют подход рыночной площадки. Минимум 4 молодых компании, основанных в 2012, используют эту бизнес-модель.

Год основания для первого раунда — 2012

2012 — это средний год основания стартапов в Европе, получивших инвестиции в 2016. Для второго раунда это 2010, для третьего — 2009. Для того чтобы собрать минимум $1 млн на краудфандинге, компании нужно быть основанной в 2011.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды