Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Виртуальная реальность

На девятой конференции GameBeat, которая собрала 500 представителей игровой индустрии, журналисты VentureBeat, беседовали с Дейвом Базцуки, президентом Roblox, платформы пользовательского контента VR, и Тоддом Хупером, президентом и основателем Vreal, компании, предоставляющей возможность наблюдать за игровыми турнирами в виртуальной реальности. Речь шла, конечно, о VR и том, как она меняет будущее игр.

Социальный аспект игр VR

Обе компании, в той или иной степени, занимаются не просто виртуальной реальностью, но и стараются объединить ее с социальным аспектом. Для VR это новый шаг. Большинство игр, которые делают сейчас, ориентированы на одного игрока. Но ситуация меняется.

Базцуки: «В Roblox в час-пик у нас бывает почти 600 000 человек, которые представляет, что они работают в ресторане, или что они умеют летать, что они пережили природный катаклизм, что они фотомодели. Степень погруженности VR невиданная. Телефону трудно добиться такой погруженности. Большой экран лучше. Но когда мы соединили VR и Roblox, я впервые почувствовал, что был внутри игры».

«Мы считаем, что трехмерный многопользовательский, симулирующий реальность контент наиболее подходит для VR».

Важнее всего в социальном аспекте виртуальных игр совместный опыт. Друзья встречаются, занимаются любимым делом или ищут себе новое занятие. Главное, что вы делаете что-то сообща, создаете вместе какой-то контент. Это сближает.

Пользовательский контент

Если говорить о жанрах, наиболее подходящих для VR, то прежде всего популярность наберут шутеры от первого лица, а вот сюжетные игры обычно продвигаются не слишком успешно, считает Хупер. Но это его не беспокоит. «Я думаю, наша задача заключается в том, на самом деле, чтобы предоставить хорошие инструменты, немного направить и позволить аудитории самой создавать интересный им самим контент».

Базцуки согласен: «Платформы пользовательского контента предоставляют невероятную возможность открытия новых типов геймплея». И предсказать интерес игроков крайне сложно. «Внезапно становится очень популярна игра типа пряток. Или „Пиццерия“. Кто мог бы подумать, что в симулятор работы в ресторане будут играть 200 миллионов раз?»

Еще одна тенденция — переход зрителей и стримеров с платформы Twich или YouTube в VR. Речь идет о молодежи, которым сейчас по 14-25 лет, и они уже устали от двухмерного экрана, им хочется чего-то нового.

Коммерциализация VR

Традиционные многопользовательские игры можно разделить на две большие группы: социальные и соревновательные. Сейчас, по мнению Базцуки и Хоппера, в VR активнее развиваются социальные игры. Хотя бы потому, что соревновательных игр в VR просто нет. Пока еще никто не инвестировал деньги в такие проекты. Возможно, они появятся через пару лет, считает Хоппер. При этом это должна быть уникальная игра, созданная специально для VR, а не переделанная. И, скорее всего, в индустрии виртуальных игр появятся новые гиганты вроде Blizzard или Riots.

Крупные бренды хорошо понимают преимущества пользовательских платформ. Disney, Hasbro, Mattel, Lego, Fox охотно платят за рекламу своих товаров в виртуальной реальности.

На одной только платформе Roblox около 500 тысяч человек создают виртуальный контент. Из них примерно 11 тысяч — такой, за который готовы платить. Примерно 400 из них получают неплохие деньги. Это, конечно, не игры класса ААА, но лучшие авторы зарабатывают пол миллиона долларов в год. Они объединяются в группы и создают студии. А студии начинают зарабатывать миллионы.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды