Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Илон Маск дал большое интервью Сэму Альтману из бизнес-инкубатора Y Combinator. Они давние друзья, вместе основали организацию OpenAI с целью создания «дружественного человеку ИИ». В интервью Маск объяснил, что проект OpenAI — это на самом деле про аппаратное улучшение людей, что прогресс — это всегда чей-то подвиг, что целью молодежи должно быть желание быть полезными, и что он занимается проектами SpaceX и Tesla вовсе не потому, что у него нет страха.

20-минутное интервью было записано на заводе Tesla — Илон Маск отвечает на вопросы Сэма Альтмана, а за его спиной постоянно снуют роботы, движется конвеер, роботам помогают рабочие (или наоборот). Такой фон, как станет ясно в конце интервью, был выбран не случайно.

Маск сразу сформулировал три важные задачи, которые стоят перед человечеством: искусственный интеллект, генетика, скоростной интерфейс к мозгу. Причем в голове у Маска это все давно сплелось в одну технологическую проблему, которую он хотел бы решить.

«В данный момент наш мозг ограничен пропускной способностью интерфейса, — объясняет Маск. — У нас есть цифровые третичные „расширения“ личности в виде коммуникации по электронной почте, наших компьютеров, телефонов, приложений. Мы практически сверхлюди. Но при этом мы сильно ограничены в пропускной способности интерфейса между корой головного мозга и „третичной“ цифровой формой наших личностей».

Преодолеть это ограничение — важнейшая задача. Люди, убежден Маск, выйдут на новый уровень развития, если смогут эффективно обрабатывать в мозге всю информацию, которая доступна в цифровом виде. Она не поступает в мозг из-за ограничений интерфейса. Нужно найти решение, как это ограничение снять.

При разработке высокоскоростной шины «мозг-компьютер» придется решить очень сложную задачу. Мозг не может воспринимать информацию сразу в цифровом виде, необходимо ее преобразование в формат понятный мозгу. Ровно как и наоборот — для ускорения коммуникаций шина «мозг-компьютер» должна одинаково хорошо передавать информацию в обе стороны, в фоне меняя ее формат.

По мнению Илона Маска, высокоскоростная шина «мозг-компьютер» обязательно должна быть совместима с интерфейсом открытого ИИ, разработкой которого занимается организация OpenAI.

Объединение человеческого мозга с искусственным интеллектом Маск сравнивает с тем, как работают вместе кора головного мозга, обеспечивающая творческие и интеллектуальные способности личности, и древняя лимбическая система, которая контролирует вегетативные и соматические реакции. Совершенно разные структуры научились отлично работать вместе. То же будет с интерфейсом для подключения человеческого мозга к ИИ. Это просто аппаратное улучшение, уверен Маск, необходимое для более эффективной связи с нашей «цифровой личностью», которая уже де-факто существует в цифровой реальности.

«И тогда человек становится симбионтом в симбиозе с искусственным интеллектом, — объясняет Маск. — Если такой интерфейс сможет получить любой желающий, то мы одновременно решим проблему контроля искусственного интеллекта. Не нужно будет беспокоиться о появлении некоего злого диктаторского ИИ, потому что все мы станем коллективным разумом. Это наилучший выход, какой я могу придумать».

Дальше Маск вспомнил свои студенческие годы и объяснил, почему ушел в стартаперы вместо того, чтобы защитить кандидатскую диссертацию (он занимался ионисторами (ультра-конденсаторами) в качестве энергоносителей для электромобилей будущего). Время было такое, заявил Маск, что просто не было другого выхода, как заработать многомиллионное состояние на общем подъеме доткомов. Тогда это было очень легко.

Маск считает, что для молодого человека главное — быть полезным. Работа и деятельность человека должна обязательно приносить какую-то пользу окружающим. Для этого не нужно получать степень Ph.D. Если вы находите себя, не получив или не закончив формального образования, то это не должно вас сдерживать.

Интересно глава SpaceX и Tesla выссказался о технологическом прогрессе. Движение человечества вперед происходит только тогда, считает Маск, когда большое количество умных людей как сумасшедшие упорно трудятся, чтобы сделать мир лучше. Если этого не происходит — энтропия играет против нас. Примеров этого очень много: египетская цивилизация разучилась возводить пирамиды и читать иероглифы, римляне разучились строить акведуки, инженеры авиакосмической отрасли 21 века разучились строить тяжелые ракеты, а потом отказались от многоразовых космических шаттлов. Если большое количество умных людей как сумасшедшие не будут упорно трудиться, то произойдет быстрая техническая деградация, — объяснил Маск.

Говоря о своих компаниях, предприниматель заявил, что его решительные действия объясняются вовсе не отсутствием страха, а уверенностью в своей правоте и в важности своего дела.

«Ты знаешь, что просто должен сделать это, несмотря на страх», — объяснил Маск.

Помогает фатализм, как в случае со SpaceX. При основании этой компании Илон Маск был уверен, что компанию ждет провал — и изначально смирился с этим. То же самое он думает насчет Tesla.

В конце интервью Маск опроверг слухи о том, что уделяет много времени бизнесу, общению с прессой и медиа. На самом деле 80% его времени посвящено инженерным вопросам и техническому проектированию. Например, в ракетах SpaceX он знает каждую техническую деталь и разбирается во всех мелочах. Это большая редкость для руководителя технологической компании. Как правило, на таких позициях работают опытные управленцы, а не инженеры.

За продажи, финансы, юридическую сторону и общий бизнес в компании SpaceX отвечает президент Гвин Шотвелл. Сам Маск целыми днями сидит с инженерами, улучшая ракету Falcon 9, космический аппарат Dragon и конструкцию будущей марсианской базы. В Tesla у него тоже много работы, ведь будущая Гигафабрика должна стать «машиной для производства машин», а это на два порядка сложнее, чем просто создать новую машину. Там будет гораздо более высокий уровень автоматизации, чем на нынешнем заводе Tesla.

Сейчас конвейер с Tesla-ми S и X (работал все время интервью за спиной Маска на нижнем этаже) двигается со скоростью 5 сантиметров в секунду. Илон Маск хочет сделать так, чтобы на новом заводе скорость конвейера составляла минимум 1 метр в секунду, с такой скоростью человек обычно идет. В идеале же Маск хочет чтобы его конвеер двигался со скоростью самого быстрого человека — 10 метров в секунду.

Понимая после этого интервью чуть лучше, что у Маска в голове, нельзя исключать, что когда-то эта фантастика тоже станет реальностью.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения