Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Беспилотные автобусы MATRЁSHKA уже готовы возить пассажиров, испытания они прошли успешно, дело за нормативной базой. Пока она будет готовиться, разработчики обещают сделать автобусы еще лучше и умнее. Правда, об экспорте автобусов речь пока не идет, в отличие от проекта ГНОМ. Это российские управляемые подводные дроны и они уже активно продаются, в том числе зарубеж.

«Хайтек» пообщался с участниками фестиваля Робототехники и виртуальной реальности, который проходит в эти дни в Москве в рамках 33-­й Всемирной конференции IASP.

О конструкторском бюро Avrora Robotics знают все, кто видел этим летом в «Сколково» уникальный для России эксперимент с беспилотным шаттлом MATRЁSHKA. В компании разрабатывают программное обеспечение, которое может заменить водителя в любом транспортном средстве. О конструкторе, который они презентовали на выставке IASP, и разработке лодок на солнечных батареях «Хайтеку» рассказал представитель компании Владимир Грошев.

— Чем занимается ваша компания?

— Наша специализация — системы пилотирования наземной техники. Мы производим программное обеспечение, которое позволяет транспортным средствам, вне зависимости от их размеров и целевого назначения, передвигаться без водителя.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

У нас есть разные варианты управления транспортным средством: начиная от мобильного или стационарного пульта, заканчивая полной беспилотностью. К примеру, ТС дается указание следовать за человеком или добраться из одной точки в другую, и устройство, основываясь на показаниях датчиков, сенсоров и системы телематики, принимает решение и движется к поставленной цели.

— Есть ли работающие прототипы? Вы их показываете на выставке?

— У нас есть разные проекты. Так, мы участвовали в соревнованиях «Солнечная регата». Лодка на солнечных панелях, собранная нашим конструкторским бюро, неоднократно побеждала в них. Она показывает очень хорошую скорость даже при плохой погоде.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

На выставке мы показываем две отладочные платформы. На них можно испытывать и настраивать функции программного обеспечения. По сути, это конструктор. Его можно использовать, например, для работы в конструкторских кружках — собрать, запрограммировать, разобрать. Фантазия ограничивается только навыками программиста и мастерством механика. Нужно понимать, что для ПО неважно, управляем мы большим БелАЗом, или маленькой машинкой. Логика работы такая же.

На этих машинах представлены различные варианты компоновки агрегатов. К примеру, один из них с гусеницами и на батарейках. Другой имеет колесный привод и питание получает от генератора.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

— Есть примеры внедрения вашего ПО в реальные транспортные средства?

— У нас есть проект с компанией Volgabus — это производитель автобусов. Летом на территории «Сколково» мы запустили пилотный маршрут шаттла MATRЁSHKA, который двигался с двумя остановками вокруг технопарка. Еще предстоит решить ряд вопросов, в том числе с нормативно-правовой базой. Но мы уже очень близки к тому, чтобы выполнить поручение Дмитрия Медведева и на чемпионате мира по футболу в следующем году обслуживать посетителей беспилотными автобусами. Сейчас автобус на доработке, и в дальнейшем мы будем говорить о его серийном выпуске.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

— Эксперимент с автобусом MATRЁSHKA прошел удачно?

— Да, совершенно. Поэтому мы и приняли решение масштабировать его и выходить на рынок.

— Чем ваша система управления транспортными средствами отличается от систем других, в том числе зарубежных, производителей, от той же Tesla?

— Любая система отличается функционалом и требованиями, заложенными в нее. Да, во всех беспилотных транспортных средствах собирается информация с внешних датчиков, данные обрабатываются и посылаются сигналы к системам управления. Но, если нужно двигаться из пункта A в пункт B — это одна система, если требуется совершать какие-то круговые движения с остановками — другая. А если мы говорим о беспилотном тракторе, который ездит в поле и сеет-пашет, это уже третья система.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Поэтому их сравнивать, конечно, можно, но только в некоторой степени.

— Планируете выходить на международный уровень?

— Дальнейшие наши планы будут зависеть от того, где будут наиболее востребованы данные технологии, к примеру, сельское хозяйство, и от партнеров, которых нам удастся найти в этих сферах, и за пределами России в том числе. К примеру, на выставке к нам подходила делегация из Китая, они заинтересовались нашими разработками. Для программного обеспечения преград нет.

«Ни один другой аппарат в таких местах работать не может»

Название проекта с забавным названием ГНОМ расшифровывается очень солидно: «Глубоководный необитаемый микроробот». Компания создает подводных дронов, которые продаются не только в России, но и за рубежом. Борис Розман, руководитель проекта «ГНОМ», рассказал «Хайтеку» о том, как они обогнали американского конкурента.

— Какой проект вы презентуете на выставке?

— Мы представляем здесь две модели наших подводных аппаратов, которые имеют дистанционное управление. Это аппараты нейтральной плавучести с моторами, они могут передвигаться в любом направлении. Это подводные дроны, можно их так назвать.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

Они управляются по кабелю, через него же поступает и питание, передается видео. Мы разработали специальную электронику, чтобы кабель был гибким, тонким — это очень важно для подводных работ.

Всего у нас семь моделей разного диапазона оснащенности, веса, габаритов, возможной глубины работы. Например, самый маленький аппарат — Baby — может опускаться на глубину до 50 метров и стоит около $3 тыс. Наша компания «Индэл-Партнер» выпускает эти аппараты уже 10 лет. Продажи есть не только в России, но и за рубежом — около двух сотен аппаратов уехали в более, чем 50 стран мира. Всего их продано более 600.

— Аппараты управляются оператором или они беспилотные?

— Они управляются джойстиком с береговой станции. Устройство управления компактно, и можно с ним работать даже с обычной лодки. К тому же, наши устройства мало потребляют энергии, и это выгодно отличает нас от конкурентов.

— Можете назвать какие-то аналоги, на которые вы ориентировались при создании?

— Есть американский аппарат, который, как я считаю, по всем техническим показателям мы уже обошли, но вот по маркетингу мы ему уступаем — у них в этом плане возможностей гораздо больше.

hightech.fm / Виктория Пчелинцева

— В чем ваши главные преимущества перед ними?

— Главное — тонкий кабель. У конкурентов кабель примерно с палец толщиной. И он создает большое сопротивление в воде, и на глубинах более 50 метров фактически обездвиживает аппарат. Декларируемая глубина работы аппарата-конкурента 150 метров, но он там работать уже практически не в состоянии. Мы уменьшили толщину кабеля в несколько раз, с 10 мм до 3-4 мм, и сделали его гибким. И получили к тому же еще и компактность.

— Для каких целей в основном используются ваши аппараты?

— Для подводных осмотров труб, мониторинга различных гидротехнических сооружений, их используют службы спасения, военные и атомные электростанции. Например, сейчас один наш специализированный аппарат работает на плотине Саяно-Шушенской ГЭС. Ни один другой аппарат или человек в этих местах работать не может. Мы потратили много усилий и времени, чтобы сделать такой специализированный аппарат, его стоимость — несколько миллионов рублей. Сейчас им обследована большая часть плотины.

— Планируете ли в дальнейшем сделать свои аппараты беспилотными?

— Беспилотники это уже совсем другая техника. Беспилотный аппарат должен иметь батареи на борту, ограниченный ресурс, сложную систему ориентации. Мы присматриваемся к этому сектору, но пока у нас нет ресурсов, чтобы заняться им.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы