Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Генетика

Крупнейшая сельскохозяйственная компания Monsanto, лидер рынка генетически модифицированных культур, получила лицензию на использование технологии генетического редактирования CRISPR-Cas9. С ее помощью биотехнологический гигант планирует повысить урожайность и сделать растения более устойчивыми к болезням и природным катаклизмам.

На прошлой неделе корпорация получила лицензию от частного Института Броада при Гарварде и МТИ на применение технологии CRISPR-Cas9. Эта методика, получившая название молекулярного скальпеля и генетических ножниц, позволяет выявлять и заменять отдельные элементы ДНК. Monsanto планирует с помощью CRISPR увеличить количество урожая и сделать культуры более устойчивыми к заболеваниям, вредителям и неблагоприятным природным условиям.

Monsanto и прежде вызывала критику у общественности из-за активного использования ГМО. Транснациональная компания занимается производством гербицидов и генетически модифицированных семян кукурузы, сои и хлопка. Традиционно понятие «генетически модифицированный организм» (ГМО) характеризует растения, генетический код которых был изменен в лабораторных условиях. Ученые извлекают ДНК одних организмов и внедряют их другим. Генетические ножницы работают по-другому — они позволяют редактировать ДНК без использования ДНК других организмов. Этот метод считается более эффективным, простым и экономичным, а главное, требует меньше этапов оценки и регулирования.

«Получение большего количества урожая с меньшего количества акров при минимальном количестве затраченных усилий — принципиальная цель для человечества. Генетическое редактирование — это один из инструментов, который поможет нам добиться этой цели», — отметил Том Адамс, главный эксперт по биотехнологиям в Monsanto.

Выданная Институтом Броада лицензия накладывает на корпорацию некоторые ограничения. Monsanto не имеет права использовать технологию для производства неплодородных семян, которые заставляли бы фермеров каждый год закупать новые партии. Также компания должна следовать ограничениям по модификации табака, сообщает Digital Trends. Ожидается, что Monsanto будет использовать CRISPR для редактирования кукурузы, соевых бобов и некоторых других культур.

Недавно агрокультурное подразделение крупнейшего американского химического конгломерата DuPont — DuPont Pioneer — представило новый вид кукурузы, устойчивой к засухе. Чтобы добиться таких свойств, ученые применили технологию CRISPR.

Хотя методика CRISPR была признана главным прорывом 2015 года, общественность относится к ней с недоверием. Считается, что наибольшую угрозу человечеству представляет применение генетических ножниц для редактирования генов человека. Последние исследования в этой области неизменно вызывали ожесточенную критику. Несмотря на это, законы не запрещают ученым экспериментировать с CRISPR при соблюдении ряда условий. Так биолог Фредрик Ланнер из Каролинского института получил разрешение на проведение процедуры редактирования генома здорового человеческого эмбриона. Экспериментальные эмбрионы запрещено пересаживать для дальнейшего вынашивания, а максимальный срок их развития не должен превышать двух недель.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения