Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Генетика

Группа американских ученых смогла частично устранить генетическую мутацию, при которой эритроциты приобретают форму серпа, приводя к болям и повреждению органов. С помощью молекулярных ножниц CRISPR мутировавший отрезок ДНК заменили здоровым. Первые клинические испытания методики на людях должны состояться в ближайшие пять лет.

Эксперты из Калифорнийского университета в Беркли, Калифорнийского университета в Сан-Франциско и Университета Юты разработали метод исправления генетической мутации при серповидноклеточной анемии — неизлечимого наследственного заболевания, с которым ежегодно рождается 300 000 детей. Единственный способ лечения — это пересадка костного мозга, которая чаще всего сопровождается осложнениями, поэтому применяется крайне редко, отмечает The Verge.

Ученые получили образцы крови от пациентов с этим видом анемии и использовали технологию CRISPR — инструмент генетической терапии, который работает по принципу ножниц. С его помощью можно вырезать нежелательный компонент ДНК и заменить его другим. Процедура сопровождалась большими сложностями, поэтому исследователям удалось отредактировать лишь 6% клеток. Такой результат не позволяет считать метод гарантированно эффективным, но теоретически CRISPR-редактирование может помочь пациентам с неизлечимым заболеванием. Предыдущие исследования показали, что даже 5% здоровых клеток достаточно, чтобы пациент чувствовал себя лучше.

В ходе исследования отредактированная кровь не переливалась пациентам, поэтому нельзя оценить воздействие лечения на организм человека. Однако опыты на мышах показали, что стволовые клетки в отредактированной крови сохраняются в организме в течение четырех месяцев. У людей, по мнению ученых, эти клетки могли бы циркулировать всю жизнь.

Важная особенность такого подхода — это возможность ввести пациенту его же клетки, что минимизирует риск отторжения и инфицирования. Результаты исследования были опубликованы в журнале Science Translational Medicine. Ученые продолжат эксперименты по усовершенствованию технологии, а также проведут дополнительные опыты на мышах. Первые клинические испытания с участием человека будут организованы в ближайшие пять лет.

Ранее международная команда ученых под руководством генетиков американского госпиталя св. Иуды открыли способ редактирования генов для лечения болезни серповидных эритроцитов и бета-талассемии в клетках крови, изолированных от пациента. Однако в рамках этого исследования удалось выявить только подход к лечению, но никаких клинических результатов ученые не добились.

Генетическое редактирование применяется в различных сферах — от медицины до сельского хозяйства, но пока что ученые обращаются к этой методике с осторожностью. Биолог Фредрик Ланнер из Каролинского института проводит эксперименты по редактированию генома здорового человеческого эмбриона с помощью технологии CRISPR/Cas-9. При этом ему запрещено проводить какие-либо опыты после того, как эмбрионы достигнут возраста двух недель, а также запрещено пересаживать их для дальнейшего вынашивания.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Ученые разогнали наночастицы до рекордной скорости в миллиард оборотов в секунду
Идеи
Китай разработал первого робота для подводных коммерческих перевозок
Кейсы
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Роботы-жуки Shrimp спасут людей во время природных катастроф
Тренды
Израильский стартап представил дрона-камикадзе — он может специально столкнуться с препятствием
Военные дроны
Тренды
Российские пользователи смогут оплачивать покупки с MasterCard с помощью подмигивания на камеру
HR-аналитики представили лучшие IT-компании 2018 года в России
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы