Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Генная инженерия

О технологии генетического редактирования CRISPR-cas9 говорят все чаще, а ученые уже проводят первые эксперименты на людях. Однако суть этой методики до сих пор вызывает массу вопросов. Издание The Verge поговорило с Дженнифер Дудной, биохимиком из Калифорнийского университета в Беркли, которая стояла у истоков технологии. Дудна рассказала, как CRISPR поможет бороться с тяжелыми заболеваниями, какие непредсказуемые последствия несут эксперименты с ДНК и насколько вероятно возрождение мамонтов и динозавров.

Представленная в 2012 году методика CRISPR работает, как генетические ножницы — внедряет в генетический код новые компоненты и меняет его структуру. Сегодня эта методика позволяет создавать комаров, не способных распространять малярию, и выращивать мини-пигов. CRISPR также помогает человеческому организму бороться с раком — для этого ученые извлекают иммунные клетки пациента и заменяют их новыми клетками, запрограммированными на борьбу с опухолью.

Биохимик Дженнифер Дудна совместно с группой ученых адаптировала используемую бактериями систему защиты от вирусов для генетического редактирования. Как поясняет исследовательница, CRISPR — это инструмент, который создает брешь в ДНК в конкретном месте. После этого клетки заполняют и восстанавливают эту брешь — так и происходит редактирование.

Большинство людей слышало о CRISPR, но имеет слабое представление о том, что это за технология на самом деле. Дудна подчеркивает, что за четыре года существования методики ее взяли на вооружение многие исследователи и коммерческие компании. «Но людям сложно осознать, сколько времени требует создание действующего лечебного [препарата]», — отмечает исследовательница. По ее прогнозам, доказать безопасность и эффективность новой методики удастся в течение 10 лет, а к 2021 году количество клинических испытаний возрастет.

На данный момент CRISPR разрешено использовать в клинических испытаниях для борьбы с раком — недавно китайские ученые успешно заменили Т-клетки пациенту с тяжелой формой рака легких. Со временем клетки можно будет программировать на борьбу с заболеваниями крови, глаз, печени и других органов и тканей. Среди других болезней, лечить которые поможет CRISPR, Дудна называет мышечную дистрофию Дюшенна и муковисцидоз.

Доказать безопасность и эффективность новой методики удастся в течение 10 лет, а к 2021 году количество клинических испытаний с CRISPR возрастет.

На данный момент применение технологии для опытов с эмбрионами человека одобрено в четырех странах. В каких именно, Дудна не поясняет, но эксперименты были анонсированы в Китае, Швеции и Великобритании. Многие страны пока ограничивают применение CRISPR из-за этических вызовов, которые провоцирует методика. По мнению биохимика, в некоторых случаях неэтично отказываться от применения технологии.

Несмотря на общий оптимизм в отношении будущего, Дудна отмечает, что некоторые аспекты применения генетического редактирования ее беспокоят. Функции генов до сих пор недостаточно изучены, особенно это касается взаимоотношения генов в геноме. Также есть риск, что CRISPR навсегда изменит зародышевый путь эмбриона, а последствия скажутся через десятилетия. Эти риски осложняют тестирование методики. Однако Дудна подчеркивает, что технология CRISPR ничем не отличается от других технологий, так как все они несут риск.

В «Парке Юрского периода» были найдены насекомые, внутри которых находилась кровь динозавров. Однако в реальности ДНК не хранится 65 млн лет.

Особый интерес в современной науке вызывает возрождение вымерших видов животных. С помощью генетического редактирования, теоретически, можно модифицировать геном существующих видов и восстановить у них гены предков. Но ожидать возрождения динозавров и создания реального Парка Юрского периода пока рано. «Мы не знаем последовательность ДНК динозавров. В „Парке Юрского периода“ были найдены насекомые, внутри которых находилась кровь динозавров. Однако в реальности ДНК не хранится 65 млн лет, поэтому возрождение маловероятно. Но, к примеру, можно соединить наши знания об амфибиях, птицах, попытаться восстановить генетические черты зашифрованной ДНК динозавров», — рассказывает Дудна.

Биохимик отметила одну важную вещь в функционировании науки — фундаментальные исследования. По словам Дудны, к настоящим прорывам приводят не целенаправленные попытки решить проблему, а последовательные эксперименты, иногда в самых неожиданных областях, которые приводят к открытиям и помогают постичь природу. «Мы еще недостаточно знаем о мире природы, чтобы точно знать, откуда к нам придут озарения и новые технологии», — заметила исследовательница.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения