Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Лет через 15 программное обеспечение автомобиля будет решать все страховые проблемы за нас, поход к врачу заменит консультация через iPad, а мы всю жизнь будем получать персональное медицинское обслуживание по выданному при рождении профилю ДНК. Фрэнк Хок, президент по рынкам и работе с заказчиками подразделения Infrastructure Solutions Group компании Dell EMC, рассказал «Хайтеку» о том, что такое цифровая трансформация и как она поможет компаниям снизить стоимость конечных решений до 50%.

— Что является факторами цифровой трансформации и в каких индустриях, на ваш взгляд, трансформация происходит быстрее всего?

— Цифровая трансформация касается всех индустрий. В первую очередь, это здравоохранение, промышленность, финансы. Цифровыми становятся те компании, которые хотят приобрести уникальные качества, выгодно отличающие их от конкурентов.

К примеру, в страховой отрасли существует две стороны взаимодействия компании и заказчиков: обращение за предоставлением страховых услуг, и страховой случай, когда человек хочет получить деньги. Цифровая трансформация дает возможность быстрее получить страховой полис и компенсацию — в итоге клиент получает более качественное обслуживание.

Другой пример цифровой трансформации связан с электромобилями: в них водителю не нужно решать проблемы самостоятельно, ему достаточно загрузить программное обеспечение в свой автомобиль или обновить его.

Или пример из области медицины: представьте себе, что вы общаетесь с врачом с помощью iPad. Вы видите друг друга на экране, а врачу доступна ваша медицинская карта и история болезни в режиме реального времени. Вам не нужно ехать в поликлинику или больницу за консультацией, вы можете получить ее прямо дома — быстро и эффективно.

Новые технологии позволяют компаниям тратить меньше времени на поддержку уже существующей инфраструктуры, а освободившиеся ресурсы инвестировать в развитие новых технологий.

— Почему большинство крупных компаний сегодня не знают, как их индустрия будет выглядеть через 3-5 лет и что с этим делать?

— Крупные корпорации давно работают в своей отрасли и им сложно разглядеть что-то новое в ней. Но цифровая трансформация приводит к тому, что в отрасли появляются компании, которых в ней раньше не было, и они приносят с собой революционные преобразования. Поэтому крупным компаниям трудно предположить, кто появится в их отрасли через 5 лет. Есть хорошая аналогия, что крупные компании подобны китам, а стартапы — пираньям. Кто более агрессивен и голоден? И большие компании чувствуют эти атаки со стороны «пираний».

Корпорациям порой очень сложно преодолеть огромное наследие предыдущего успеха и взглянуть на мир глазами молодого предпринимателя, который ищет прорывные идеи.

Взять гостиничный бизнес, такси, автомобильную отрасль — неожиданно появляются новые компании с новыми услугами, технологиями, которые полностью меняют бизнес-модель.

Технологической компании, которая 25 лет подряд делала одно и то же, очень трудно найти в своих рядах того, кто как-то по-новому взглянет на нее. И потому очень важно найти такого человека — стратега, который увидит новые возможности и сможет продвинуть новые идеи в своей компании. Поэтому цифровая трансформация — это скорее о том, как найти такого лидера, который увидит новые подходы к традиционным вещам, чем о создании новых технологий.

— Как в таком случае можно прогнозировать скорость развития бизнеса, особенно большого, если еще 2 года назад, к примеру, рынка домашних ассистентов не существовало, и никто, кроме Amazon, в него не верил, а сегодня это уже очевидный тренд и стремительно растущий глобальный рынок?

— Идеи появляются постоянно. Главное — выбрать среди них те, которые останутся и будут полезны людям. Поэтому важно, чтобы нашелся человек, который будет испытывать эти новые идеи, пытаться их применять.

Сферу общественного потребления очень сложно предсказать — кто бы мог предугадать, что смартфоны так быстро завоюют рынок? А сейчас уже все говорят о носимой электронике, хотя я не так много вижу ее на рынке.

Идей много, но все проверить невозможно. Поэтому важно еще и работать с клиентами, чтобы понимать, какие у них требования, какие идеи им необходимы.

— Но можно хоть как-то попытаться предсказать эти процессы?

— Можно, и часть успеха компании заключается в том, чтобы компания сама пыталась построить будущее, а не догоняла тех, кто идет впереди. Сегодня много говорят об инновациях, и компании думают, какую функцию им нужно внедрить в свои продукты, чтобы быть успешными. И это требует большого творчества.

Некоторые пытаются адаптировать бизнес-модели к другим вариантам их использования. Возьмем такси Uber — всем известно, как этот сервис работает. Но фактически, модель uber — это модель маркет-плейса. И маркет-плейсы сегодня есть в огромном количестве сфер: от заказа еды онлайн до грузовиков. Медицинские компании тоже пытаются применить эту же модель для себя. К примеру, человек сломал руку, он берет смартфон и находит ближайшего врача, который имеет соответствующую квалификацию и может ему помочь.

Второе направление — вкладывать в людей. Один их ключевых сдерживающих факторов на пути трансформации, по мнению самих компаний, — это нехватка знаний и навыков у сотрудников. Именно поэтому цифровая трансформация — это трансформация сотрудников, их навыков. Чем больше людей будут постоянно проходить образовательные программы, узнавать новые сферы, тем больше новых идей будет рождаться, тем больше новых идей будет тестироваться.

— Как меняются требования клиентов к компаниям в эпоху цифровой экономики?

— Пользователи хотят больше удобства в использовании: простоту, автоматизацию более низкую цену и доступ к услугами и сервисам везде и всегда. Сочетание этих факторов создает очень выгодное предложение, которое многие компании и стараются использовать. Они также работают над упрощением информационного потока. Мы пользуемся смартфоном от 1,5 до 2,5 часа в день. Логично, что мы ждем от компаний, что они предложат нам доступ к информации и их услугам через мобильное устройство.

Расскажу на примере страховой компании о том, как изменится сам формат предоставления сервиса для клиентов. Допустим, произошло ДТП. Программное обеспечение в автомобиле автоматически зафиксировало происшествие, по геолокации обнаружило его местоположение, страховая компания прислала беспилотник, чтобы оценить ущерб, а затем эвакуатор и новую машину или такси, чтобы водитель смог уехать с места происшествия. Это и есть цифровая компания. Но нужно учитывать, что требуются большие инвестиции, чтобы сделать такое возможным.

— И какие же сферы инвестиций наиболее приоритетны для компаний, которые идут по пути цифровой трансформации?

— Во-первых, нужно сделать так, чтобы информация была актуальной и легкодоступной. Во-вторых, необходимо иметь двусторонние цифровые методы взаимодействия с клиентами, сбора и обработки данных. В-третьих, нужно иметь возможность по цифровым каналам доставлять услуги. Это и есть приоритетные сферы инвестиций.

Но хотел бы добавить, что инвестиции в новые технологии окупятся в будущем. Использование цифровых технологий позволит снизить стоимость конечных решений от 30 до 50%. А, например, инвестиции в технологии гибридного облака обеспечат примерно до 25% экономии по сравнению с традиционной инфраструктурой.

— Герман Греф, глава Сбербанка, заметил, что за 2015 год Сбербанк сделал 27 тысяч обновлений своей платформы, а, к примеру, Amazon делал их по 10 тысяч в день. На ваш взгляд, как в России обстоит дело с цифровой трансформацией?

— Обновления необходимы для исправления каких-то проблем и для внедрения новой функциональности. И многие компании стараются делать это размеренно, по плану. Потому что больше не всегда значит лучше. Порой и старые стабильные процессы работают хорошо. Поэтому если где-то больше обновлений, это не значит, что этот кто-то работает лучше.

Российские компании понимают, что им также нужно трансформироваться. Они ищут возможности и партнеров, которые помогли бы им пройти по этому пути. Конечно, будут появляться компании, которые попытаются поменять правила игры. Но в целом российский рынок находится сейчас на этапе обучения.

— Насколько сильно цифровая трансформация изменит известные нам сегодня индустрии?

— Все отрасли без исключения испытают на себе воздействие цифровой трансформации — банки, страховые компании, медицинские учреждения, медийные структуры, нефтегазовая отрасль. И сейчас они — методом проб и ошибок — ищут технологии, которые помогут им сделать существенный рывок вперед.

Насколько отрасли смогут измениться? Давайте рассмотрим на примере ДНК. Процессорные мощности к 2031 году, через 15 лет, увеличатся в тысячу раз. Если сейчас, для расшифровки генома человека, необходимо 39 часов и $1900, то через 15 лет на это нужно будет 1,5 минуты и менее $1. Это означает, что каждый новорожденный младенец сможет получить свой профиль ДНК и персональное медицинское обслуживание по нему на всю жизнь. Также через 15 лет для нас будет привычным терабитный Ethernet, а до 50% автомобилей в США станут беспилотными.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Как водород поможет горнякам: энергобезопасность, автономность шахт и альтернатива дизелю
Тренды
Телемедицина в гаджетах: смарт-браслеты, киоски для онлайн-консультаций и камеры слежения за пожилыми
Тренды
Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
Кейсы
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды