Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

The Wall Street Journal обнародовала финансовые показатели компании Илона Маска с 2011 по 2015 годы. Главным потрясением для SpaceX стал взрыв ракеты Falcon 9 два года назад, который принес убытки на сумму больше двух сотен миллионов долларов. При этом основную прибыль компания планирует получать не от ракет, а от группировки спутников для раздачи интернета.

The Wall Street Journal получила доступ ко внутренним финансовым документам компании, а также собрала сведения из бесед с бывшими сотрудниками SpaceX. Анализ источников с 2011 по 2015 годы и прогнозов показал, что в начале десятилетия дела компании шли успешно. С 2013 по 2014 годы доходы SpaceX выросли с $680 млн до $1 млрд, а компания стала получать прибыль. Главным фактором роста стали контракты с NASA и спутниковыми компаниями.

В июне 2015 года ракета Falcon 9 взорвалась вскоре после запуска. На ее борту находились грузы массой две тонны, предназначенные для доставки на МКС. Инцидент привел к убыткам на сумму $260 млн и к падению доходов на 6%. На несколько месяцев полеты пришлось отложить.

История повторилась в сентябре прошлого года, когда SpaceX потеряла еще одну ракету. Falcon 9 взорвалась на пусковой площадке в ходе испытаний на мысе Канаверал. На ее борту находился спутник Amos-6 для раздачи бесплатного интернета в рамках инициативы Facebook, его стоимость составляла $200 млн. Убытки SpaceX возросли, компания потеряла несколько клиентов, а новый запуск смогла совершить только в минувшую субботу. Более того, через три недели после сентябрьского инцидента компания убрала со своего сайта заявление о том, что SpaceX «приносит прибыль и обладает положительным денежным потоком».

Согласно обнародованным документам, SpaceX каждый квартал терпит операционные убытки, а отрицательный денежный поток составляет $15 млн. Представители SpaceX отказались комментировать финансовые показатели, обнаруженные WSJ. Финансовый директор компании Брет Джонсон заявил, что у SpaceX нет долгов, зато есть наличные в размере $1 млрд и контракты на сумму $10 млрд.

В 2017 году компания планирует осуществить 27 запусков, а к 2019 запускать по одной ракете каждую неделю. При этом пока SpaceX не проводила более 8 космических запусков в год.

Приоритетным бизнесом для компании Илона Маска оказались не ракеты, а спутники для раздачи интернета. Согласно документам, компания планирует получить от спутников к 2025 году доход в размере $30 млрд и операционную прибыль $15-20 млрд. Для сравнения — крупнейшая телекоммуникационная компания Comcast, предоставляющая услуги высокоскоростного интернета, в 2015 году заработала только $12 млрд.

Илон Маск планирует запустить 4000 телекоммуникационных спутников для раздачи интернета по всему миру и привлечь 40 млн клиентов. На данный момент SpaceX еще не построила завод по производству спутников и не собрала команду разработчиков, а первая фаза проекта будет реализована только в 2018 году. Как отмечает WSJ, прибыль от спутниковых сервисов позволит реализовать самый амбициозный проект Маска — полет на Марс, который должен состояться уже в 2023 году.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы