Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

New Yorker проанализировал апокалиптические настроения среди обитателей Кремниевой долины, и обнаружил масштабное движение по подготовке к концу света. IT-предприниматели запасаются консервами, покупают острова, учатся стрелять из лука и держат наготове вертолеты.

Самые богатые жители Кремниевой долины и других регионов США обеспокоены вопросами выживания в условиях апокалипсиса сильнее, чем когда-либо прежде. Новоявленные сурвивалисты в закрытых группах в Facebook обсуждают, как лучше выбирать противогазы, где строить бункеры и куда складировать амуницию. Иногда участники групп проводят встречи, на которых составляют план действий на случай конца света.

В качестве укрытия большинство рассматривает Новую Зеландию. Страна стала условным сигналом среди сведущих — если человек приобрел недвижимость именно в Новой Зеландии, значит апокалипсис для него не просто библейский термин. В первую неделю после избрания Дональда Трампа президентом США 13401 американец зарегистрировался в иммиграционных органах Новой Зеландии, что в 17 раз превысило обычные показатели.

Покупка недвижимости в Новой Зеландии не единственная мера подготовки к армагеддону. Глава Reddit Стив Хоффман в январе сделал лазерную коррекцию зрения. По его словам, когда общество накроет хаос, у него не будет времени тянуться за очками. И он не одинок — как утверждает сам Хоффман, 50% бизнесменов из Долины страхуют себя от будущих рисков.

Партнер венчурной фирмы 500 Startups Марвин Лиао закупил оружие и взял несколько уроков стрельбы из лука. Бывший сотрудник Facebook Антонио Гарсиа Мартинес приобрел 5 акров на одном из отдаленных островов, оборудовал территорию генераторами и солнечными панелями, а также подготовил несколько тысяч обойм патронов.

«Думаю, люди, понимающие принципы работы общества, осознают, по какому тонкому льду мы ходим», — отметил Мартинес в интервью New Yorker. Стив Хоффман также считает, что современный мир очень хрупок, а стабильность — это лишь иллюзия.

Глава инвестиционной фирмы, который предпочел остаться анонимным, рассказал журналу, что всегда держит наготове вертолет и подземный бункер. Его друзья тоже сталкиваются с предчувствием конца и запасают оружие, мотоциклы и золото.

Казалось бы, обитатели Кремниевой долины по своей природе должны верить, что мир при любых обстоятельствах можно изменить к лучшему. Почему же они столь внезапно озаботились проблемой апокалипсиса? Как отмечает глава венчурной фирмы Bloomberg Beta Рой Бахат, технологии учат людей рассматривать разные сценария развития будущего — иногда даже самые радикальные. Кроме того, представители IT-сферы оценивают риски математически, а их стремление учесть все возможные исходы кажется вполне логичным.

Чего же боятся предприниматели? Некоторые, например, всерьез опасаются, что автоматизация и безработица заставят правительство взять Долину и ее обитателей под жесткий контроль, и в США в результате произойдет аналог русских революций 1917 года.

«Поставки еды зависят от GPS, логистики и прогнозов погоды, а все эти системы зависят от интернета, а интернет — от DNS. И какие есть гарантии, что все это неожиданно не развалится?» — задается вопросом глава одной из IT-компаний.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы
Софт, бот, нейросеть: айтишники объясняют, почему не боятся автоматизации, роботизации и ИИ
Кейсы