Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

За последние десятилетия жизнь в Китае изменилась кардинально: уровень бедности сократился, грамотность повысилась, китайцы пересели с велосипедов на автомобили и обзавелись мобильными телефонами. Однако неустойчивая экономика и вызовы автоматизации не позволяют им в полной мере наслаждаться благами экономического роста.

В отчете «Право на развитие» правительство КНР описало основные изменения в экономике, социальном секторе, политике и культуре за последние 30-40 лет. Согласно документу, жители Китая прошли стадии от нищеты до владения базовыми благами и, наконец, до умеренного благосостояния. Стремительное экономическое развитие позволило стране стать второй экономикой в мире.

Доходы с годами существенно возросли, а бедность сократилась. Чистый годовой доход на одного городского жителя в 1978 году составлял 343 юаня ($50 по нынешнему курсу), а в 2015 году достиг 31 000 юаней (около $4500). Число людей за чертой бедности сократилось на 700 млн. В 1978 году на душу городского населения приходилось 6,7 кв. м жилья, а в 2015 — уже 33 кв. м.

Несмотря на позитивную оценку правительства, высокий доход в Китае пока доступен немногим. По данным Economist Intelligence Unit, в 2015 году в стране почти 40% населения оказались в числе людей с низким уровнем дохода — менее $2100 в год. Однако эксперты прогнозируют, что через 14 лет доля бедных сократится до 11%, большая часть китайцев переместится на уровень так называемого «начального среднего дохода» — от $2100 до $10800 дохода в год.

Рост благосостояния радикально изменил ситуацию с владением транспортом. Еще 30 лет назад большинство жителей Китая пользовалось велосипедами, а редкие автомобилисты водили малолитражки, такие как Volkswagen Santana. На сегодняшний день, цитирует отчет Nikkei Asian Review, в Китае зарегистрировано 95 млн легковых автомобилей.

Мобильные телефоны также получили широкое распространение — ими владеет 95% китайцев. Стабильный доступ к широкополосному интернету имеет 213 млн семей, а степень распространения сети достигла 50,3%. «Хайтек» уже писал, что количество пользователей интернета в Китае выросло до 731 млн человек, что почти равно числу жителей всей Европы. Мобильным интернетом в Китае пользуется 695 млн человек.

Показатели образования и грамотности также изменились. В 1949 неграмотным было 80% населения, а в школу поступало лишь 20% детей. В 2015 году в начальную школу ходило 99,88% детей, общее девятилетнее обучение проходит 93%, а в старшие классы идет 87% учащихся.

Несмотря на позитивную динамику, экономика страны переживает не лучшие времена. Развитие робототехники заставляет многие транснациональные компании отказываться от производства в Китае. В 2015 году впервые с 1970-х объемы китайского экспорта упали. Как отмечает Nikkei Asian Review, жители Китая, достигнув определенного благополучия, стали сравнивать свое положение с положением жителей благополучных стран. Чаще всего образцом служит Япония. На данный момент жителей КНР беспокоит не только шаткое экономическое положение, но также проблема финансового неравенства и свободы слова.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы