Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Иннополис

«Чтобы сотрудник переехал, нужно договориться с его супругой. Сделать это зачастую непросто, но у нас неплохо получается — за неполные 5 месяцев мы перевезли в город несколько сотен отличных специалистов с семьями из самых разных мест России», — признался «Хайтеку» директор АНО «Город Иннополис» Константин Шуршин. Ключевым инструментом в наполнении сотрудниками офисов компаний-резидентов Иннополиса стал Ресурсный центр мэрии города. С 15 сентября прошлого года с его помощью для резидентов закрыто уже 355 вакансий, причем делается эта работа очень эффективно и что еще удивительнее — бесплатно.

— Что вас подтолкнуло к столь неординарному решению — создать Ресурсный центр? Какие у него задачи?

— Изначально мы развивали проект «Мигрируй в Иннополис» для того, чтобы привлечь в Иннополис компании и физических лиц для работы в этих компаниях-резидентах. Быстро выяснилось, что люди не знают, что такое Иннополис, и боятся неизвестности. А специализация тех, кто хочет переехать, не всегда подходит компаниям-резидентам. Поэтому внутри проекта «Мигрируй в Иннополис» мы открыли Ресурсный центр, который структурно состоит из трех частей: службы по подбору персонала, образовательного центра и релокационного блока. Служба подбора персонала занимается поиском сотрудников для резидентов бесплатно. Образовательный центр работает с Университетом Иннополис, ИТИС (высшая школа информационных технологий и информационных систем КФУ — прим. авт.) и казанским ИТ-парком и решает проблему нехватки ИТ-специалистов. Например, ты умеешь кодить, но не являешься java-программистом, который нужен «Сбертеху». В этом случае мы предлагаем тебе специальные курсы, которые ты проходишь в течение 3-5 месяцев, после чего получаешь работу.

Образовательный центр выполняет очень важную функцию, так как сейчас существует некий «разрыв»: опытные разработчики уже трудоустроены и не хотят переезжать, а те, кто готов к переезду, не имеют должной специализации.

Поэтому мы на базе мэрии их доучиваем и отдаем «Сбертеху», «Восходу» и другим компаниям. Релокационный блок помогает решать проблемы при переезде, связанные с жильем, детским садом и в целом отвечает со сопровождение переезда в Иннополис.

— Сколько сотрудников работает в Ресурсном центре?

— Всего 12 человек, включая руководителя Татьяну Юркину. Подбором персонала заняты 9 человек, еще по одному человеку работают в образовательном центре и релокационном блоке.

— Как вы ищете сотрудников? Ищете ли вы их только в Казани и Татарстане?

— Мы стараемся не искать кадры в Казани для того, чтобы не влиять на местный рынок. Четверо сотрудников из службы подбора работают на аутсорсинге в разных городах на сдельной оплате — в Ульяновске, Петербурге, Екатеринбурге, Перми.

hightech.fm / Леся Полякова

— Почему именно в этих городах?

— Они привлекательны с точки зрения присутствия IT и возможности миграции населения. Мы не лезем активно в Москву, потому что понимаем, что людям из столицы тяжелее уехать — у этих специалистов наверняка высокая зарплата, а Иннополис не сможет переманить их деньгами, у него другая концепция. Мы делаем акцент на комфорте проживания, условиях работы и интересных проектах. Поэтому Москва пылесосит кадры деньгами, а мы должны ей ответить качеством. Впрочем, никаких ограничений по месту жительства для кандидатов нет — уже сейчас мы наняли около 80 человек из разных регионов, в том числе из Москвы. Но что значит из Москвы: человек мог три года назад приехать в столицу из Нижнего Новгорода, поработал в Москве, понял, что это не его и ищет возможность уехать.

— Насколько эффективно работает Ресурсный центр? Каково число закрытых вакансий и объем оказанных услуг в рыночных ценах?

— У нас мега-эффективная история: сейчас нами закрыто 355 вакансий, а всего с начала нашей работы их было открыто 380, то есть мы закрыли порядка 90% вакансий. Среднее время закрытия вакансии составляет 2-3 месяца — это стандартный срок.

Трудно оценить нашу работу с точки зрения денег, потому что мы работаем безвозмездно. Договорные отношения у нас только со «Сбертехом» и мы договорились о софинансировании образовательной программы. Кадровое агентство берет полторы-две зарплаты на закрытие одной вакансии программиста. Исходя их этого, если бы мы брали деньги за свои услуги, то заработали бы примерно 5-7 миллионов.

— За полгода?

С 15 сентября 2016 года.

— Каково число открытых вакансий, с которыми работает город? Какова их структура?

— Сейчас открыто порядка 150 вакансий. Это в основном программистские специальности — не обязательно разработчики, но также аналитики, тестировщики, архитекторы. Людей, которые занимаются, например, продажами или какой-то бэкофисной работой практически нет. Но мы стараемся затронуть и другие сферы. Один из проектов, которыми мы сейчас занимаемся, условно называется «Наши жены». Большинство приезжает в Иннополис со своими вторыми половинками, которые тоже должны быть трудоустроены, в идеале — в Иннополисе, чтобы им не пришлось ездить в Казань. В основном жены программистов — не программисты: юристы, бухгалтеры, маркетологи и так далее. Мы работаем с резидентами таким образом, чтобы они открывали вакансии и на эти специальности.

— Скольким женам нужна работа в Иннополисе и скольким вы уже помогли?

— Одиноких жителей у нас достаточно мало. Исходя из того, что у нас заселены 800 квартир и практически в каждой из них живет семья, можно предположить, что в городе около 400 жен.

— Скольким женам вы уже помогли?

— Их пока не так много. Устроили нескольких в мэрию, медицинский центр, детский сад. Это действительно очень сложно. Человек приезжает, а его супруга — юрист определенной квалификации, например, специалист по оценке бизнеса или недвижимости. А здесь нет таких мест, поэтому в этом есть сложность.

Сейчас открыто порядка 150 вакансий. Это в основном программистские специальности — не обязательно разработчики, но также аналитики, тестировщики, архитекторы.

— А семей, где и муж, и жена работают в ИТ, наверное, мало?

— Есть, но это не общее правило.

— Если у компании, которая пока не открыла офис в Иннополисе, возникнет идея стать резидентом при условии, что вы подберете ей персонал, какие связанные обязательства она должна будут на себя взять?

— Никаких. Компании достаточно просто создать здесь рабочие места, провести собеседование. Нашу работу мы сделаем бесплатно.

— Ресурсный центр всегда будет работать безвозмездно?

— Образовательная часть будет работать на условиях софинансирования, то есть мы будем вкладываться рубль к рублю. Если стоимость обучения человека составляет 100 рублей, значит, 50 рублей дадим мы, столько же — компания (для того, чтобы у нее была мотивация). Подбор персонала в ближайшие полгода точно будет бесплатным, но я не исключаю, что и в этой части мы также подумаем о схеме софинансирования.

— Как выглядит ваше сотрудничество при реализации образовательной программы с вузами и ИТ-парком?

— Резиденты сообщают нам о том, какие специалисты им нужны. Мы прорабатываем с ними детали и ищем преподавателей, готовых доучить до требуемого уровня. Это не штатные профессора университетов, а новые преподаватели, так как этот формат ближе к профессиональному техническому образованию, нежели к высшему. Преподаватели разрабатывают программу, мы согласовываем ее, например, со «Сбертехом». Далее мы проводим тестирование потенциальных кандидатов и делаем предложение о прохождении лучшим: высококачественный отбор на первичном этапе является половиной успеха всего проекта обучения. Потом происходит непосредственно обучение, а на выходе заказчик проверяет выпускников с помощью теста. Человек проходит тестирование в режиме онлайн и получает оценку. Около 80% студентов из Университета Иннополис проходят тест на должном уровне, и это очень нравится «Сбертеху». Изначально они планировали набрать около 30-40 человек, но сейчас взяли из наших студентов почти сотню.

hightech.fm / Леся Полякова

— За счет каких средств финансируется работа Ресурсного центра?

— За счет источников финансирования АНО «Город Иннополис» — это структура занимается развитием города, в том числе привлечением жителей.

— Вы уже оказываете платные услуги или, может быть, планируете это делать для сторонних IT-компаний?

— Про сторонние компании у нас такой подход: мы бы не хотели искать людей, которым нужно было бы переехать работать из, скажем, из Хабаровска во Владивосток. Мы работаем в городе и на город. Взаимодействуя с компанией, мы помогаем ей развивать бизнес в Иннополисе. Здесь нет никаких двойных стандартов, все предельно просто: человек, который живет здесь, платит налоги, за счет которых живет и развивается город. Привлечение налогоплательщиков является простейшим способом повышения доходов — это простой бизнес-подход, перенесенный в сферу развития города. Москва де-факто занимается тем же самым, когда строит новое доступное жилье. Те же Казань, Самара и Ульяновск делают то же самое, ремонтируя дороги, строя парки и другие места для культурного отдыха, повышая тем самым привлекательность для жизни в этом городе. Большие города делают это через развитие инфраструктуры, скажем, экстенсивными методами. А мы делаем это интенсивно, то есть мы работаем непосредственно с IT-компаниями, вникаем, что им нужно, и хантим конкретно для них нужного специалиста.

— Сколько всего резидентов сегодня в Иннополисе и с каким числом вы работаете?

— Сегодня в ОЭЗ «Иннополис» 44 резидента, мы работаем с каждым из них.

— Вы работаете только с IT-компаниями?

— 44 резидента — это IT-компании. Также есть резиденты города — медцентр, школа и так далее. Для них мы тоже помогаем найти персонал. Если супруга разработчика — врач-педиатр, мы связываемся с нашим медцентром. Таким образом у нас появляется педиатр, который живет здесь же. В рамках этой истории мы закручиваем все бизнесы вместе: университет, больницу, школу, резидентов ОЭЗ.

— Сейчас открыто порядка 150 вакансий. Это на 44 резидента? Больше сотрудников им не требуется?

— Вакансия — это не одно рабочее место. Например, в компании открыта вакансия тестировщика, а тестировщиков ей требуется 20. Сегодня открыто 150 вакансий, которые закроют резидентам 230 рабочих мест. Совокупно все наши резиденты по бизнес-планам до конца 2017 года хотят создать еще около тысячи рабочих мест, но это все во времени растянуто в течение года.

— Сколько всего сотрудников работают в этих 44 компаниях?

— На 1 января 2017 года там работают 544 человека.

— Какова средняя зарплата, которая предлагается резидентам?

— Вообще зарплата варьируется от 45 до 300-400 тысяч на высших должностях в компаниях-резидентах. Думаю, что среднюю зарплату можно оценить на уровне 60 тысяч рублей.

— Какие планы у Ресурсного центра на 2017 год и насколько это долговременный проект?

— Проект будет развиваться дальше. Он является одним из ключевых драйверов развития города.

— За счет чего удается эффективно конкурировать с различными хантерскими агентствами и сервисами?

— Все очень просто — мы работаем бесплатно. Сначала люди относятся к нам с недоверием, думают, что это как-то странно — работать бесплатно. Но когда они через нас размещают вакансию и через неделю на нее приходит первое резюме, они соглашаются с тем, что мы работаем эффективно. Наша мотивация проста — мы зарабатываем на том, что город живет.

— Как выглядит переезд сотрудников в город? Как вы им помогаете?

— У нас есть наиболее часто задаваемые вопросы с подробно расписанными на них ответами. Но главное, чтобы сотрудник переехал, — нужно договориться с его супругой, потому что именно она принимает решение о том, переедет ли семья в Иннополис. Мы объясняем, как здесь устроена жизнь, где находятся детский сад и школа (в 3-5 минутах от дверей квартиры), какого уровня эти учебные заведения. У нас есть презентационные ролики. Мы объясняем и показываем, что ждет людей Иннополисе. Миграция в новый город — это тяжелый вопрос, особенно с детьми.

— Сколько всего жителей в Иннополисе?

— Каждый день в Иннополисе находятся 2,5 тысячи человек. 1,5 тысячи живут здесь постоянно, еще тысяча приезжает из Казани.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Кейсы
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения