Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Иннополис

Школьники из Набережных Челнов Роман Вертячих и Семен Санаров заняли третье место в категории «Футбол роботов» на Всемирной робототехнической олимпиаде (WRO), за что получили лишь пластиковый кубок. Зато победа на российском этапе WRO круто изменила их жизнь, дав возможность без экзамена поступить в ИТ-лицей Иннополиса. «Хайтек» поговорил с ребятами о том, что нужно уметь, чтобы побеждать на олимпиадах по робототехнике, и планах на будущее. На наши вопросы в основном отвечал Рома, Семен согласно кивал.

— Как вы попали в Иннополис?

— Здесь проходил набор для олимпиадников, где главным условием была победа в определенных олимпиадах, в частности, во всероссийской робототехнической. Мы приехали, прошли собеседование, показали свои дипломы и нас взяли. Остальным пришлось сдавать вступительные экзамены.

— То есть поступление в ИТ-лицей Иннополиса вам обеспечила победа в российском этапе WRO?

— Да, также учитывалось участие в предыдущих олимпиадах. Олимпиадная деятельность в принципе помогла поступить сюда.

— Как давно занимаетесь робототехникой?

— С 2013 года мы занимались в центре детского технического творчества № 5 в Набережных Челнах. С тех пор прошло достаточно много времени, мы попробовали себя в разных категориях соревнований, начиная со свободной и заканчивая футболом роботов. Получается, что занимаемся робототехникой уже пятый год. За четыре года усердных занятий мы смогли добиться того уровня, который показали на олимпиаде в Индии.

— Можно сказать, что вам в этом помог центр детского технического творчества?

— Безусловно. Олимпиадником вы можете стать в том случае, если будете заниматься дополнительно.

Иначе, изучая только школьный курс, вы не сможете решать более сложные задачи. Так и с робототехникой. Мы занимались дополнительно, получали новые знания.

— Как проходили ваши занятия?

— Получилось так, что в центр детского технического творчества мы пришли одновременно с преподавателем — ни у нас, ни у него не было фундамента, необходимого опыта. Это одна из причин, по которой мы не смогли быстро набрать обороты, как, например, московская команда. У москвичей очень опытный тренер, благодаря чему они успешно выступают в соревнованиях уже на первом году обучения. Мы учились на своих же ошибках.

— Где вы черпали необходимую информацию?

— В интернете в принципе нет нужной информации. В последнее время стали появляться справочники, но их нужно заказывать за деньги. В бесплатном доступе вы вряд ли найдете что-то годное по робототехнике. Поэтому мы получали опыт на городских и республиканских соревнованиях — просто смотрели, как работают роботы других участников и старались понять, как это происходит. Затем пробовали делать сами. Первое время не получалось, но мы продолжали пытаться.

— В скольких соревнованиях вы успели поучаствовать до российского этапа WRO?

— Я участвовал в российской олимпиаде с первого года обучения робототехнике. Второй год обучения у меня был подготовительным перед 2015 годом — именно в этот период я перешел в основную категорию. Основная категория — это также категория соревнований мирового уровня, в рамках которой участникам ставится определенная задача. Каждый год задачи меняются, а уровень участников растет — в этом и сложность робототехнической олимпиады.

В 2015 году я дошел до федеральных сборов, но не прошел дальше. И вот, в 2016 году, только перейдя в футбол роботов, мы смогли выйти на мировой этап.

— В 2016 году вы участвовали только в футболе роботов или заявлялись и на другие категории?

— Не заявлялись, но отдельно при подготовке к футболу роботов решали задачу для старшей возрастной группы основной категории.

— Почему приняли решение перейти в футбол роботов?

— Хотелось попробовать что-то новенькое. В основной категории я участвовал три года подряд и мне надо было разрядиться. Футбол роботов и основная категория — это совершенно разные задачи, несмотря на то, что уровень сложности один и тот же. В футболе роботов, чтобы найти решение, нужно думать более свободно: нужно понимать, как составить алгоритм таким образом, чтобы робот знал свое положение на поле в любой момент времени. Если в футболе роботов задача заключается в том, чтобы забить наибольшее количество голов, и неважно, каким образом мы будем это делать (есть куча путей решения), то в основной категории у нас есть определенная задача и решить ее можно, создав универсальный алгоритм, который будет подходить под все ситуации жеребьевки.

— Почему вам не удалось занять первое или второе место на WRO?

— Первое и второе место заняли команды из Тайваня. Футбол роботов — это задача, цель которой в том, чтобы создать и запрограммировать роботов, которые будут забивать голы и защищать свои ворота. На поле с каждой стороны есть по два робота: нападающий и вратарь. У команды из Тайваня был очень сильный нападающий, который передвигался на омни-колесах. Омни-колеса позволяют роботу передвигаться в любом направлении, не разворачивая корпус. Мы же использовали дифференциальную систему управления роботом, когда колеса крутятся только вперед-назад. Если наш робот упирался в бортик, ему нужно было время, чтобы понять, что он застрял, развернуться, сделать орбиту (сделать крюк и занять место позади мяча, чтобы не забить его в свои ворота). При этом омни-колеса без лишних разворотов корпуса робота помогали ему объезжать мяч и направлять его в ворота соперника.

— Ребята из Тайваня были единственными, кто использовал омни-колеса?

— Треть команд, участвовавших в соревнованиях, использовали омни-колеса, но качественная реализация идеи были только у команд из Тайваня. У них в основном играл нападающий, у нас — вратарь.

Если совместить нападающего у Тайваня и нашего вратаря, то получится что-то очень сильное, что мы и хотим создать в этом году. Мы уже начали подготовку к республиканскому этапу очередной олимпиады.

— Почему вы изначально не сделали робота на омни-колесах?

— На российском этапе мы не увидели хорошего воплощения этой идеи. Из-за недостатка опыта мы смотрели на других участников, у которых роботы работали лучше, чем у нас, а они использовали дифференциальную систему управления.

— Сколько команд участвовало в международном этапе WRO в категории робофутбола?

— 67 команд.

— В ходе матча ты только наблюдаешь за своими роботами или можешь что-то изменить в их действиях?

— В основном только наблюдаешь. Хотя есть такой фактор как баги — они появляются постоянно. Уровень участников определяется тем, насколько быстро они могут устранить эти баги.

— Вы настраиваете роботов непосредственно перед соревнованиями или привозите их уже готовыми к матчу?

— На подготовку к соревнованиям у нас есть четыре месяца. За это время мы составляем алгоритм, собираем саму конструкцию. За пять минут до начала игры мы делаем калибровку, благодаря которой роботы двигаются в нужном направлении.

— Благодаря чему вы заняли первое место на российском этапе?

— Основной фишкой наших роботов был алгоритм их действий, то есть «мозги». Конструкции могут быть внешне похожи, но алгоритмы — это уже интеллектуальная собственность каждой команды.

За счет создания более совершенного алгоритма мы можем обеспечить более выгодное расположение для наших роботов во время игры, предусмотреть больше возможных ситуаций.

— Сколько команд из России приняли участие в международном этапе WRO?

— Четыре: Москва, Иннополис, Снежинск и мы (Набережные Челны).

— Чем наградили победителей WRO в Индии?

— Честно? Ничем. Дали пластиковый кубок и металлические медальки, на которых была приклеенная с пузырьками наклейка. Я не думаю, что такие награды соответствуют мировому уровню.

— Что же дает победа во всемирной робототехнической олимпиаде?

— Опыт.

— А в Индию вы ездили за свой счет?

— Нет, дорогу, питание и проживание нам оплатила страна.

— Какие у вас впечатления от переезда в Иннополис и учебы в ИТ-лицее?

— Смена обстановки не может не радовать. Это такое событие, когда у тебя в жизни меняется все. Родители и друзья остаются в другом городе и тебе нужно самому начинать вести взрослую жизнь. Здесь мы сами распоряжаемся своим временем, сами определяем, в чем ходить, как учиться — все зависит только от нас. Здесь учатся люди, которые могут отвечать за свои поступки, сами себя организовать, и им не нужно, чтобы кто-то их «пинал».

— Как можешь оценить уровень обучения в Иннополисе по сравнению с образованием в Набережных Челнах?

— Если говорить конкретно про робототехнику, то это оборудование. Здесь есть все, что нужно, а если чего-то не хватает, то ты можешь попросить, и это появится — это одна из главных особенностей учебы в ИТ-лицее. В Челнах мы работали только с тем оборудованием, которое было закуплено изначально. Уровень преподавания здесь намного выше. Я не могу сказать, что в Челнах были слабые учителя, но здесь уровень подготовки намного выше. А еще в Иннополисе стараются дать понять, что учителя не смогут вложить знания в твою голову, если ты сам этого не захочешь. Еще один плюс — нам не нужно платить за учебу, проживание и питание.

— Куда планируешь поступать после выпуска — в местный университет или в один из столичных вузов?

— Посмотрев условия проживания в Иннополисе и других городах России я могу сказать, что здесь, наверное, одна из лучших площадок для развития научной деятельности.

Кроме того, подкупают и другие условия, например, стипендия. Мой товарищ учится на химическом факультете в МГУ, он отличник и при этом получает не больше 3 тысяч рублей в месяц. Понятно, что на эти деньги прожить практически невозможно, и родители должны его поддерживать. У моих родителей такой возможности нет, поэтому я думаю поступить в Университет Иннополис, так как здесь минимальная стипендия составляет 12 тысяч рублей. Кроме того, подготовка в Университете Иннополис заточена под ИТ-специальности, а после окончания можно устроиться на работу в одну из местных компаний, получить квартиру.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн