Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Чистая энергетика

Процесс перехода на чистую энергетику в большинстве стран происходит по схожему сценарию. Постепенно энергопотребление становится декарбонизированным, а на следующем этапе начинается децентрализация источников энергии. Подробнее о трех этапах в колонке на Harvard Business Review рассказывают сотрудники Европейской школы менеджмента и технологий, авторы книги «Революция децентрализованной энергетики», Кристофер Бургер и Йенс Вайнман.

Поворотный момент в сфере энергетики в Германии называют Energiewende. Согласно концепции Бургера и Вайнмана, каждая страна проходит три таких момента, постепенно наращивая мощность и увеличивая популярность возобновляемой энергетики. Правила регулирования и внедрения в отдельных государствах могут различаться, но общий паттерн практически всегда одинаковый.

На этапе Energiewende 1.0 страны проводят кампании по продвижению возобновляемых источников энергии — солнечной, ветряной, геотермальной и энергии биомассы. Правительство требует, чтобы энергетические компании внедряли чистую энергетику хотя бы в небольшом объеме. Страны с развитой промышленностью, такие как Германия и Китай, ставят перед собой дополнительную цель наладить локальное производство оборудования для выработки чистой энергетики.

Обычно на первом этапе процент электричества из возобновляемых источников минимален. Инфраструктура пока выдерживает дополнительную нагрузку на распределительную сеть, а спрос и предложение остаются без изменений.

Некоторые государства, например, Германия и Дания, уже вступили во вторую фазу Energiewende 2.0. На этом этапе доля возобновляемой энергии растет, но поступает она по-прежнему прерывисто и зависит от погодных условий. Страны уже начинают вырабатывать стратегию для периодов, когда выработка солнечной и ветряной энергии находится на нуле.

Операторы энергосетей усиливают контроль за распределением энергии и стараются установить баланс. Так в Германии в 2003 году компания TenneT вмешивалась в работу энергосети 10 раз в год, а в 2015 — уже 1400 раз.

Третьей фазы пока не удалось достичь ни одной из стран. На этом этапе сфера электроснабжения полностью переходит в руки частников, а услуги адаптируются для отдельных клиентов. Децентрализация усиливается, достигая своего предела.

В эпоху Energiewende 3.0 перед участниками рынка будет стоять два ключевых вопроса. Первый — кто возьмет на себя расходы за поддержание линий электропередачи высокого напряжения. Второй — как правительству провести переход от государственной инфраструктуры к частной и позволить централизованным сетям сосуществовать с частными сетями. Бургер и Вайнман полагают, что компании начнут предлагать пакеты услуг, а не продавать киловатт*часы. Поэтому в ближайшем будущем цены на электричество могут стать фиксированными. На рынке появятся и так называемые агрегаторы, которые будут собирать излишки энергии у клиентов и продавать их другим пользователям.

В этих условиях преимуществом будут обладать развивающиеся страны с низкой степенью электрификации. Они смогут сразу же вступить в третью фазу, минуя две другие. К примеру, бангладешский стартап SOLshare строит пиринговые микросети, которые обеспечивают солнечной энергией отдельные дома и предприятия. Пользователи получают возможность продавать излишки и зарабатывать не солнечной энергии. Похожая система также действует во Мьянме.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения