Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Чистая энергетика

Процесс перехода на чистую энергетику в большинстве стран происходит по схожему сценарию. Постепенно энергопотребление становится декарбонизированным, а на следующем этапе начинается децентрализация источников энергии. Подробнее о трех этапах в колонке на Harvard Business Review рассказывают сотрудники Европейской школы менеджмента и технологий, авторы книги «Революция децентрализованной энергетики», Кристофер Бургер и Йенс Вайнман.

Поворотный момент в сфере энергетики в Германии называют Energiewende. Согласно концепции Бургера и Вайнмана, каждая страна проходит три таких момента, постепенно наращивая мощность и увеличивая популярность возобновляемой энергетики. Правила регулирования и внедрения в отдельных государствах могут различаться, но общий паттерн практически всегда одинаковый.

На этапе Energiewende 1.0 страны проводят кампании по продвижению возобновляемых источников энергии — солнечной, ветряной, геотермальной и энергии биомассы. Правительство требует, чтобы энергетические компании внедряли чистую энергетику хотя бы в небольшом объеме. Страны с развитой промышленностью, такие как Германия и Китай, ставят перед собой дополнительную цель наладить локальное производство оборудования для выработки чистой энергетики.

Обычно на первом этапе процент электричества из возобновляемых источников минимален. Инфраструктура пока выдерживает дополнительную нагрузку на распределительную сеть, а спрос и предложение остаются без изменений.

Некоторые государства, например, Германия и Дания, уже вступили во вторую фазу Energiewende 2.0. На этом этапе доля возобновляемой энергии растет, но поступает она по-прежнему прерывисто и зависит от погодных условий. Страны уже начинают вырабатывать стратегию для периодов, когда выработка солнечной и ветряной энергии находится на нуле.

Операторы энергосетей усиливают контроль за распределением энергии и стараются установить баланс. Так в Германии в 2003 году компания TenneT вмешивалась в работу энергосети 10 раз в год, а в 2015 — уже 1400 раз.

Третьей фазы пока не удалось достичь ни одной из стран. На этом этапе сфера электроснабжения полностью переходит в руки частников, а услуги адаптируются для отдельных клиентов. Децентрализация усиливается, достигая своего предела.

В эпоху Energiewende 3.0 перед участниками рынка будет стоять два ключевых вопроса. Первый — кто возьмет на себя расходы за поддержание линий электропередачи высокого напряжения. Второй — как правительству провести переход от государственной инфраструктуры к частной и позволить централизованным сетям сосуществовать с частными сетями. Бургер и Вайнман полагают, что компании начнут предлагать пакеты услуг, а не продавать киловатт*часы. Поэтому в ближайшем будущем цены на электричество могут стать фиксированными. На рынке появятся и так называемые агрегаторы, которые будут собирать излишки энергии у клиентов и продавать их другим пользователям.

В этих условиях преимуществом будут обладать развивающиеся страны с низкой степенью электрификации. Они смогут сразу же вступить в третью фазу, минуя две другие. К примеру, бангладешский стартап SOLshare строит пиринговые микросети, которые обеспечивают солнечной энергией отдельные дома и предприятия. Пользователи получают возможность продавать излишки и зарабатывать не солнечной энергии. Похожая система также действует во Мьянме.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды