Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Искусственный интеллект

Появление и развитие систем на основе искусственного интеллекте — мощнейший тренд, сравнимый с появлением интернета или электричества. Наибольшую пользу от использования ИИ в конечном счете извлекут государства — они обладают огромными массивами самых разных данных, которые пока не умеют обрабатывать. «Хайтек» поговорил о перспективах ИИ с Виктором Прокопеней, белорусским технологическим предпринимателем и венчурным инвестором, поверившим в ИИ.

— Почему сейчас рынок так увлечен ИИ? Даже Gartner говорит об ИИ, как о самой перспективной технологии. Ведь ИИ это не самая новая тема на рынке, почему столько внимания именно сейчас?

— Развитие алгоритмов, рост вычислительных мощностей, большое количество данных являются основными драйверами развития ИИ. Есть большая разница между алгоритмом ИИ, который точен в 90% случаях, и тем, который точен в 98% случаях. Первый — является продуктом для гиков, второй масс-маркет технология. С появлением новых алгоритмов и новых вычислительных мощностей стало возможным увеличение точности работы ИИ алгоритмов до новых уровней, что создало ряд технологий с wow-эффектом. Это различного рода технологии обработки речи, видео потока, медицинских данных. ИИ алгоритмы могут доставать из огромного количества доступной информации полезные знания для людей и бизнесов. Если раньше скажем нужно было просматривать огромные массивы видеозаписей для поиска каких-то событий, то сегодня это могут делать в реальном времени алгоритмы ИИ.

Я думаю, что те технологии, которые уже доступны на рынке, могут изменить целые отрасли. Дело за предпринимателями и продукт-менеджерами. Дальнейшее развитие технологии сможет вывести автоматизацию работы совсем на другой уровень.

— Стивен Хокинг назвал ИИ возможным убийцей человеческой цивилизации. Что вы думаете по этому поводу?

— Человечество придумало немало технологий, которые могли стать его убийцей. Технология не говорит нам, что с ней делать, это решают люди, которые ее используют. В этом смысле ИИ не является чем-то уникальным. Я не верю и не представляю, как возможен сценарий в стиле фильма «Терминатор», когда ИИ сам принимает такое решение.

— В каких областях нам ждать реальные прорывы в использовании ИИ?

— Медицина является одной из наиболее обещающих областей применения ИИ. Очень вероятно, что в ближайшие годы каждый человек сможет получить доступ к медицине совсем другого уровня. ИИ — это всегда про анализ данных.

Как правило, чем больше данных, тем больше пользы можно получить от использования ИИ.

Государства в этом смысле являются одними из лидеров, что в совокупности с их невысокой эффективностью, делает применение ИИ в их деятельности одним из способов создания наибольшего количества экономической пользы.

— У каких стран есть шанс преуспеть в развитии ИИ? Есть ли шанс у России или других стран СНГ?

— В России и других странах СНГ много талантливых специалистов. В связи с тем, что развитие ИИ это прежде всего про людей, которые оперируют данными и алгоритмами, я думаю что мы увидим много интересных инноваций из разных стран. Есть мнение, что ИИ — это просто новый способ написания программного обеспечения. Очень вероятно, что в будущем почти все программное обеспечение будет постоянно обучаться. Русскоязычные страны легко смогут перестроиться разрабатывая продукты с ИИ, также как до этого успешно программировали программные решения без ИИ.

— Некоторые говорят, что ИИ — это хайп, который был с big data пару лет назад...

— Нет, это точно не хайп. Есть мнение, которое мне очень близко, что это мощнейший тренд сравнимый с появлением интернета или электричества.

— Какие ИИ-проекты, из уже созданных и функционирующих на рынке, могут стать единорогами?

— В связи с тем, что большинство алгоритмов машинного обучения находятся в открытом доступе, то конкуренция в этой области происходит в области доступа к данным и способам обучения алгоритмов. Поэтому большую экономическую пользу смогут создать прежде всего те проекты, у которых есть интересные, уникальные данные, позволяющие предсказывать что-то полезное для общества.

— Вы вкладываетесь в ИИ-проекты, какие сферы кажутся вам максимально перспективными для инвестиций?

— Очень вероятно, что следующим мобильным устройством будет что-то около дополненной реальности. Аналитики не сходятся в оценке размеров рынка, но едины во мнении что речь идет об огромном рынке и огромной экономической пользе, которую дополненная реальность может принести обществу.

— Роботы и ИИ обещают людям безусловный доход и жизнь в вечном отдыхе. Что вы думаете об этом?

— Я думаю, что это утопия.

Виктор Прокопеня — белорусский технологический предприниматель и венчурный инвестор. Его фонд VP Capital активно инвестирует в технологические компании: в российско-американскую компанию Astro Digital, которая разрабатывает спутники и систему мониторинга земной поверхности в режиме реального времени; разработчика приложений на основе технологий дополненной реальности Banuba с центром разработки в Минске. В декабре 2016 года совместно с фондом Larnabel Enterprises, принадлежащим семье Михаила Гуцериева, он объявил о намерении вложить более 100 миллионов долларов в стартапы в области искусственного интеллекта.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы
Софт, бот, нейросеть: айтишники объясняют, почему не боятся автоматизации, роботизации и ИИ
Кейсы