Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Американский стартап Bioquark решился на, мягко говоря, смелый эксперимент. Компания планирует применить терапию стволовыми клетками для реанимации людей после констатации смерти мозга. В компании полагают, что методика стимулирует рост новых нейронов и новых связей между ними и сможет вернуть человека к жизни. Испытания состоятся в ближайшие месяцы где-то в Латинской Америке.

Группа американских энтузиастов из компании Bioquark планирует провести эксперимент по восстановлению активности мозга после его смерти с помощью терапии стволовыми клетками и направленной стимуляции работы органов, сообщает STAT.

Сотрудники Bioquark собираются ввести пациентам с констатированной смертью мозга стволовые клетки и пептидную формулу BQ-A — она поступает в костный мозг и, предположительно, способствует появлению новых нейронов. Компания уже испытала пептидную формулу на подопытных животных с меланомой и травмами мозга.

Следующий этап экспериментальной терапии — это нейростимуляция и лазерная терапия в течение 15 дней. Экспериментаторы надеются, что эти методы помогут наладить связи между нейронами.

«Хайтек» уже писал об эксперименте Bioquark с воскрешением мертвых — год назад ученые планировали провести его в Индии. Однако в ноябре 2016 года индийский регулятор запретил проводить эксперименты с мертвыми. Теперь Bioquark решила попытать удачу во второй раз и провести испытания методики в Латинской Америке.

Научное сообщество к проекту относится крайне скептически. Невролог Эриан Льюис и биоэтик Артур Каплан называют эксперимент с воскресением шарлатанством, не основанным ни на каких научных знаниях. У Bioquark, разумеется, нет никаких свидетельств эффективности методики даже на примере лабораторных животных.

Введение стволовых клеток в головной и спинной мозг применялось для лечения детей с травмами мозга, для терапии церебрального паралича и бокового амиотрофического склероза. Эксперименты показали положительные результаты. Но после наступления смерти мозга методика, как полагают, медики, не даст ровным счетом никаких результатов.

Транскраниальная лазерная терапия также не доказала эффективности в ходе проведенных исследований. Впрочем, ученые планируют провести дополнительные эксперименты по выведению человека из комы с помощью этого метода.

Есть свидетельства, что клетки в отдельных частях мозга после его смерти можно реанимировать, но восстановление нейронных связей — это совсем другая история. Более того, анализ 38 научных работ за последние 13 лет доказал, что ни в одном случае не удалось восстановить жизненные функции после смерти мозга.

Эксперименты со стволовыми клетками проводятся по всему миру. Так Техас планирует стать первым штатом США, в котором терапия с использованием таких клеток будет официально разрешена. А китайские хирурги намерены провести первый в мире эксперимент по пересадке взятых из эмбриона стволовых клеток в мозг пациентов, страдающих от болезни Паркинсона.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы