Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

В будущем биотехнологии и искусственный интеллект поделят общество на сверхлюдей и на бесполезный класс. Массы утратят свое экономическое и политическое влияние и в то же время не смогут позволить себе улучшить свои физические данные с помощью технологий. В результате общество расколется на биологические касты, прогнозирует в своей колонке в The Guardian израильский историк Юваль Ной Харари.

В своей колонке Юваль Ной Харари, автор книги «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня», вспоминает этапы развития человеческого общества. Он отмечает, что с появлением частной собственности неравенство между людьми усиливалось. Но гуманизм, либерализм и социализм направили этот процесс в обратную сторону. К тому же индустриальные экономики нуждались в массовой армии и массовом труде, поэтому инвестировали в систему здравоохранения, образования и соцподдержки масс.

Однако в постиндустриальном мире народ утрачивает прежнее значение и становится лишним. Армии обходятся группой профессиональных военных, которые управляют дронами и роботами, а фабрики заменяют рабочих умными станками и машинами. По мнению Харари, снижение роли масс в обществе приведет к формированию бесполезного класса.

«В 21 веке неравенство в обществе достигнет исторического максимума», — пишет историк.

Развитие биотехнологий и биоинженерии позволит превратить экономическое неравенство в биологическое. Небольшая группа людей, элита, сможет «прокачать» свое тело и мозг, улучшив свои физические и когнитивные способности. Самосовершенствование обойдется дорого, поэтому доступно оно будет лишь единицам. «В результате человечество расколется на биологические касты», — прогнозирует Харари.

При этом историк отмечает, что в прошлом положение человека не определяло его интеллект или силу. Среднестатистический герцог не обладал большими талантами, чем крестьянин, его превосходство было обусловлено лишь юридическим и экономическим положением. «Однако к 2100 году богатые действительно могут стать талантливее, креативнее и умнее бедняков. Как только возникнет этот разрыв между бедными и богатыми, уже ничего нельзя будет изменить», — предупреждает эксперт.

Возможно, предполагает Харари, некоторые государства, в которых укоренены гуманистические идеалы, продолжат поддерживать массы, даже несмотря на их бесполезность.

Например, дадут им доступ к видеоиграм и виртуальным мирам. Но другие страны, например, Китай, Бразилия или Южная Африка, могут сбросить лишний класс за борт общества.

Харари приходит к выводу, что глобализация, в пользу которой высказываются многие лидеры ИТ-компаний, не даст людям равенство и свободу. «Глобализация объединит мир вертикально, то есть сотрет национальные различия, но в то же время разделит человечество горизонтально», — заключает историк. В итоге неравенство достигнет невообразимого прежде масштаба.

И все-таки развитие технологий никогда не было детерминированным. Общество само будет выбирать, каким станет мир под их влиянием. Харари приводит в пример КНДР и Южную Корею, которые, владея изначально одинаковыми технологиями, пошли по диаметрально разному пути.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Новые имплантаты восстанавливают слух с помощью света
Тренды
Microsoft призывает к регулированию технологии распознавания лиц
Кейсы
Ирландия может стать первой страной в мире, которая откажется от инвестиций в ископаемое топливо
Тренды
В США испытали первый персональный мультикоптер BlackFly с вертикальным взлетом
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы