Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Об этом заявил Эрл Мармар, старший научный сотрудник Центра изучения плазмы и термоядерного синтеза Массачусетского технологического института. Один из ведущих специалистов по водородной энергетике в мире убежден, что только термоядерный синтез обеспечит отказ от сжигания угля и нефти.

Эрл Мармар руководит экспериментами на исследовательском термоядерном реакторе (токамаке) Alcator C-Mod, который почти четверть века работал в МТИ. Сейчас токамак закрыт на реконструкцию, однако команда Мармара не остановила свои изыскания. По расчетам ученого, за ближайшие 13 лет удастся решить остающиеся технические проблемы, препятствующие запуску промышленных термоядерных реакторов, и электричество, вырабатываемое в процессе термоядерного синтеза, потечет в сеть.

«Мы знаем, что термоядерный синтез работает. Вопросов к ядерной физике нет. Есть вопросы к технологической стороне работы энергоэффективного термоядерного реактора», — заявил Эрл Мармар в интервью изданию Inverse.

Термоядерный реактор — это по сути искусственная звезда, в которой слияние изотопов водорода выделяет громадную энергию. Плазма Солнца и других звезд удерживается гравитацией самой звезды. В токамаке плазма имеет форму тора — объемного кольца, похожего на бублик с дыркой посередине. «Бублик» сохраняет стабильность благодаря мощному электромагнитному полю. Основная технологическая проблема заключается в том, что для удержания плазмы нужны сверхпроводящие электромагниты, на работу которых пока тратится больше энергии, чем вырабатывают сами экспериментальные реакторы.

В МТИ команда Мармара пытается создать высокотемпературные сверхпроводящие магниты, которые будут тратить меньше электроэнергии на поддержание стабильности плазмы, и сделают токамак энергетически эффективным. Такие магниты смогут работать при температуре на 100 градусов Цельсия выше той, которая требуется низкотемпературным сверхпроводникам. Существующие сверхпроводящие магниты генерируют мощное электромагнитное поле, способное удержать плазму, лишь при температуре минус 239 градусов Цельсия. Для ее создания требуется расход огромных объемов электричества.

Эрл Мармар уверен, что это не более чем технологическая проблема, которая будет разрешена в ближайшие годы при достаточном финансировании со стороны государств, развивающих термоядерную энергетику. По его мнению, предпринимаемые сегодня усилия 35 стран в рамках международного проекта ИТЭР (строительство экспериментального термоядерного реактора большой мощности на юге Франции) недостаточны. Если не наращивать усилий и объемы финансирования, появление коммерческих термоядерных электростанций затянется еще на десятилетие и произойдет лишь к 2040 году.

Осенью прошлого года под руководством Эрла Мармара на токамаке Alcator C-Mod был установлен мировой рекорд давления плазмы — 2 атмосферы. Давление — ключевой элемент эффективности термоядерной энергетики. Дальнейшее повышение этого показателя возможно лишь при создании высокотемпературных сверхпроводящих электромагнитов.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения