Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Квантовая физика

Физики из Чепменского университета (США) и Института теоретической физики Периметр (Канада) выдвинули новый аргумент в пользу идеи ретропричинности квантовой теории, утверждающей, что влияние квантовых частиц друг на друга может распространяться во времени назад, то есть путешествовать в прошлое.

Теория ретропричинности утверждает, что, когда экспериментатор выбирает набор инструментов для измерения квантовой частицы, его решение может воздействовать на свойства этой (или другой) частицы в прошлом, даже до того, как он сделал свой выбор. Если упрощенно, то фотон оказывается частицей или волной в зависимости от того, какой измерительный инструмент выбирает экспериментатор. Причем, фотон «определяется с ориентацией» до того, как исследователь сделал свой выбор. Это означает, что наше решение, принятое в настоящем, путешествует во времени, меняя прошлое.

Одним из основных сторонников ретропричинности в квантовой теории является Хью Прайс, профессор Кембриджского университета. В 2012 году он высказал мысль, что любая квантовая теория, которая утверждает, что а) квантовое состояние реально, и б) квантовый мир обладает временной симметрией (что физические процессы могут одинаково двигаться вперед и назад во времени), должна допускать ретропричинные влияния. Однако, как пишет Phys.org, эта идея пока не завоевала популярности в физике. Большинство ученых отказываются верить в реальность путешествий во времени, даже на квантовом уровне.

Тем не менее, появилось новое доказательство (впрочем, чисто теоретическое) существования ретропричинности. В своем исследовании Мэтью Лейфер и Мэтью Перси попытались обобщить и скорректировать аргументы Прайса. Они разработали модель, основанную на теореме Белла, заменив пространство временем. В известном эксперименте Белла физики предположили, что ретропричинных воздействий происходить не может. Следовательно, единственным объяснением того, каким образом наблюдения за одними частицами влияют на другие, даже если они находятся на большом расстоянии друг от друга, было дальнодействие (действие тел друг на друга без материальных посредников). Однако, пришли к выводу Лейфер и Перси, для того чтобы допустить возможность ретропричинного воздействия измерений одной частицы на поведение другой, нет нужды привлекать дальнодействие — достаточно только ретропричинного влияния. То есть, проще предположить, что физические явления могут распространяться против потока времени, чем изобретать нематериальные способы передачи квантовой информации.

Разумеется, идея ретропричинности, мягко говоря, выходит за рамки общепринятых представлений о мире вокруг нас, однако, по мнению Лейфера и Перси, до тех пор, пока мы не сможем доказать, почему время должно всегда течь вперед, мы обречены на противоречия. «Насколько мне известно, не существует согласия в интерпретации квантовой теории, которая сохраняла бы свою целостность и использовала бы эту идею. Сейчас это скорее предложение для интерпретации, так что я думаю, что другие физики настроены скептически не зря, и наш долг найти доказательства этой идее», — говорит Лейфер.

Возможность создания машины времени математически доказали физик Бен Типпет и астроном Дэвид Цзан. Они вывели модель путешествий во времени на основании общей теории относительности и с помощью того, что назвали TARDIS — «проходимые аказуальные ретроградные зоны в пространстве-времени». К сожалению, построить такую машину без материалов, которых у нас пока нет, невозможно.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения