Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Криптовалюты

Со-основатель и гендиректор блокчейн-стартапа Tezos Кейтлин Брайтман рассказала в интервью TechCrunch о том, как проекту удалось привлечь сотни миллионов долларов через ICO-фандрайзинг, почему для этого была создана НКО в Швейцарии, а также, как Tezos собирается решить проблему управления блокчейном, что пока не удалось сделать Bitcoin и Etherium. Приводим интервью с сокращениями.

— Расскажите о происхождении Tezos. Это ведь семейный проект, не так ли?

— Мы познакомились с Артуром Брайтманом (муж Кейтлин — прим. ред.) на крипто-анархистской вечеринке в Нью-Йорке в 2010 году. Он — «мозг» и архитектор Tezos, родился и вырос во Франции, где изучал математику, информатику и физику. Работа над Tezos началась еще в 2014 году, что заметно выделяет его на фоне других краудфандиговых блокчейн-стартапов, которые существуют только на уровне идеи, а некоторые и вовсе мошенники. Люди стали интересоваться Tezos где-то с прошлого года, когда произошла хакерская атака на DAO. С этого момент мы стали довольно популярными.

— Что там случилось?

— DAO — это проект Ethereum. По сути, это децентрализованный венчурный фонд, который смог привлечь $150 млн в свою криптовалюту эфир. Однако программисты Ethereum так торопились отработать эту идею на практике, что не очень-то позаботились о безопасности. В результате, один умный хакер увел из него $50 млн. Etherium пришлось вмешаться в протокол, чтобы вернуть деньги. С одной стороны, люди не потеряли деньги. С другой, поднялось много шуму на тему того, что блокчейн на то и блокчейн, что нельзя в него просто так вмешиваться. Это привело к расколу и отделению группы «исконных» разработчиков во главе с Виталиком Бутерином, которая стала называть себя Etherium Classic. Они не хотели возвращать деньги и настаивали на том, чтобы пользователи сами справлялись с этой проблемой. Это породило дискуссию о том, кем и как должен управляться блокчейн.

— То есть, когда возникает подобная «развилка», все сводится к тому, кто авторитетнее, влиятельнее и громче других?

— Да, системы управления в Bitcoin и Ethereum очень хрупкие и зависят от личностей ключевых разработчиков. Нет четкой системы, когда нужно вносить изменения. И в результате, все сводится к зависимости от майнеров в Китае.

— Каким именно вы видите управление блокчейном?

— Главная задача Tezos — это сделать автоматическим обновление всего протокола децентрализованных цепей. Этого еще пока не делал никто. Любой, кто владеет токеном, сможет принимать участие в голосовании лично, либо делегировать кому-либо полномочия. Мы позаимствовали эту идею из истории Венецианской республики. Сначала будут голосовать просто за изменения, которые необходимо сначала протестировать. Сообщество проведет тесты этой идеи, и если она действительно окажется эффективной и пройдет минимальный барьер, то тогда будет выставлена на основное голосование.

— Tezos стал известен самым крупным ICO ($200 млн), который заканчивается 14 июля. Расскажите о том, как происходит первичное размещение в сфере криптовалют?

— На самом деле, это краудфандинг в чистом виде. Люди жертвуют нашей НКО в Швейцарии деньги, а мы выдаем им токены. Я бы не рассматривала их как ценные бумаги, ведь в данном случае инвесторы не получат доступа к прибыли. Так что, это чистый краудфандинг. Для нас это не только источник средств на развитие, но и создание первичной базы пользователей с дисковыми пространствами. Мы можем бесконечно заниматься евангелизмом, но только через ICO можно заявить о себе, как о полноценном блокчейне.

— Почему вы выбрали Швейцарию для размещения фонда?

— Там находятся многие биткойн-компании и куча наблюдателей, в том числе Ethereum Foundation. Небольшие страны более лояльны в подобным компаниям. Например, Gnosis привлекал средства из Гибралтара. С нами очень хочет работать Эстония.

В лагере крупнейшей и самой дорогой в мире криптовалюты назревает «гражданская война». Эксперты считают, что уже в августе биткойн разделится на две цифровые валюты.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Ученые нашли простой способ производства резонаторов для солнечных батарей
Тренды
Движения тела помогут обучить новичков управлению дронами
Идеи
CRISPR может вызвать более серьезные повреждения ДНК, чем думали ученые
Идеи
Мнения
Химики назвали Туринскую плащаницу художественной подделкой
Генетики обнаружили элементы, отвечавшие за выход растений на сушу
Идеи
Посмотрите, как победившие в конкурсе живописи RobotArt роботы подражают Ван Гогу
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения