Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Общество, в котором каждому жителю присуждена маркировка, определяющая его возможности и привилегии, описывал еще Олдос Хаксли в своей антиутопии «О дивный новый мир». Власти Китая решили воплотить этот сюжет в жизнь. В стране тестируют систему социальных кредитов, в которой гражданам присуждают или снимают баллы в зависимости от их поступков.

В октябре прошлого года «Хайтек» писал о системе социальных кредитов, которую к 2020 году собирались ввести в Китае. Согласно ей, действия каждого жителя КНР регистрируются и оцениваются в общей базе. За нарушение ПДД и жалобы в интернете рейтинг снижают, за помощь соседям и следование плану партии прибавляют баллы. Оказалось, что рейтинг благонадежности уже действует в некоторых регионах Китая. Об этом пишет китаист Леонид Ковачич в статье для сайта Московского центра Карнеги.

Как пишет Ковачич, о «системе социального доверия» власти Китая задумывались еще в начале 2000-х, однако добиться реальных результатов удалось нынешнему председателю КНР Си Цзиньпину. Именно при нем Госсовет КНР разработал программу по внедрению рейтингов для граждан. Согласно ей, деятельность всех жителей и предприятий Китая будет подлежать мониторингу в режиме реального времени. При этом рейтинги будут публиковаться в открытом доступе.

В лучших традициях антиутопий, законопослушных и добропорядочных граждан будут поощрять не только баллами, но и привилегиями. А нарушителей порядка — наказывать и ограничивать. В том числе и в бытовых правах. Так обладатели низкого рейтинга не смогут пользоваться спальными вагонами поездов и летать первым классом, а также снимать номера в дорогих отелях, отдавать детей в элитные школы и ездить за границу. На роль главного судьи Госсовет назначил Коммунистическую партию КНР.

За нарушение ПДД и жалобы в интернете рейтинг снижают, за помощь соседям и следование плану партии прибавляют баллы.

Как ранее писал The Washington Post, в 2010 году систему рейтингов протестировали в провинции Цзянсу. На основе проставленных баллов граждан делили на четыре категории — A, B, C и D. A-люди получали поддержку правительства, а также привилегии при вступлении в партию, поступлении на службу в армию или на госслужбу. В свою очередь D-люди часто оставались без работы и не могли рассчитывать на поддержку властей.

Сейчас систему в пилотном режиме тестируют в тридцати городах Китая, пишет Ковачич. В городе Жунчэн в провинции Шаньдун всем 670 000 граждан установили одинаковый рейтинг в 1000 баллов. С течением времени он растет или снижается — в зависимости от добропорядочности гражданина.

Как сообщает официальный сайт рейтинговой системы, с помощью анализа больших данных власти Жунчэна учитывают 160 000 различных параметров. Сведения собирают по разным государственным ведомствам, а также через доносы. Доносы, кстати, поощряются баллами, а в городе даже есть штат наблюдателей, которые следят за людьми.

Как и в Цзянсу в 2010-м, жители Жунчэна получают буквенную маркировку от A до D. Присуждение статуса D делает гражданина изгоем общества, пишет Ковачич. Ему нельзя брать кредит, покупать билеты на скоростные поезда и самолеты, арендовать машины и даже велосипеды, а устроиться на работу практически невозможно. Другие жители, конечно же, знают о положении соседа и избегают с ним любых контактов.

Система социальных кредитов создает иерархию в обществе на всех уровнях, вплоть до посещения поликлиники. У обладателей маркировки A появляются привилегии при обслуживании в больницах и других государственных учреждениях, а у D-граждан нет возможности получить даже некоторые базовые услуги.

Ситуация напоминает первую серию последнего сезона «Черного зеркала», в которой жизнь человека полностью подчиняется его рейтингу в соцсети. Наличие популярных друзей, дружелюбие и общительность открывают новые двери, а неудачи в социальной жизни перекрывают все возможности. Разница только в том, что герои сериала точно знают за что и почему им присудили или сняли баллы. В Китае все не так однозначно, потому что точные правила проставления рейтингов нигде не зафиксированы.

Рейтинг D делает гражданина изгоем общества: ему нельзя брать кредит, покупать билеты на скоростные поезда и самолеты, арендовать машины и велосипеды, а устроиться на работу практически невозможно.

Похожую рейтинговую систему собираются ввести и для оценки компаний. Благонадежные предприятия получат налоговые льготы и возможность брать выгодные кредиты, а бизнесменам с низким рейтингом придется бороться за выживание. Также в Китае уже действует система контроля за чиновниками низкого уровня, в которой с помощью анализа больших данных собирают сведения обо всех их прегрешениях.

Кроме доносов и данных государственных и муниципальных структур, сведения будут поставлять восемь частных компаний. Среди них такие гиганты, как Alibaba и Tencent. Первая владеет платформой интернет-торговли, вторая — мессенджером WeChat. Также обе компании управляют сервисами мобильных платежей, которые, кстати, почти вытеснили наличные в крупных городах страны. Кроме того, у Alibaba есть собственная система скоринга Sesame Credit, данные которой часто используются в суде. Так на конец июня 2017 года на основе сведений Sesame Credit Верховный суд КНР наложил санкции на 7,3 млн человек.

Ковачич отмечает, что в рейтинговую систему могут быть вовлечены и многочисленные сервисы предоставления вещей в аренду. «Хайтек» уже рассказывал, что в Китае сотни компаний предлагают услуги шеринга любых предметов — от велосипедов до блендеров и мячей.

Что думают сами китайцы о рейтинговой системе, узнавать скоро будет все сложнее. Китайские власти отлаживают механизмы цензуры — запрещают пользоваться символизмом эмодзи, ограничивают распространение западных сериалов и даже перехватывают фотографии в чатах в момент передачи.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения