Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Общество, в котором каждому жителю присуждена маркировка, определяющая его возможности и привилегии, описывал еще Олдос Хаксли в своей антиутопии «О дивный новый мир». Власти Китая решили воплотить этот сюжет в жизнь. В стране тестируют систему социальных кредитов, в которой гражданам присуждают или снимают баллы в зависимости от их поступков.

В октябре прошлого года «Хайтек» писал о системе социальных кредитов, которую к 2020 году собирались ввести в Китае. Согласно ей, действия каждого жителя КНР регистрируются и оцениваются в общей базе. За нарушение ПДД и жалобы в интернете рейтинг снижают, за помощь соседям и следование плану партии прибавляют баллы. Оказалось, что рейтинг благонадежности уже действует в некоторых регионах Китая. Об этом пишет китаист Леонид Ковачич в статье для сайта Московского центра Карнеги.

Как пишет Ковачич, о «системе социального доверия» власти Китая задумывались еще в начале 2000-х, однако добиться реальных результатов удалось нынешнему председателю КНР Си Цзиньпину. Именно при нем Госсовет КНР разработал программу по внедрению рейтингов для граждан. Согласно ей, деятельность всех жителей и предприятий Китая будет подлежать мониторингу в режиме реального времени. При этом рейтинги будут публиковаться в открытом доступе.

В лучших традициях антиутопий, законопослушных и добропорядочных граждан будут поощрять не только баллами, но и привилегиями. А нарушителей порядка — наказывать и ограничивать. В том числе и в бытовых правах. Так обладатели низкого рейтинга не смогут пользоваться спальными вагонами поездов и летать первым классом, а также снимать номера в дорогих отелях, отдавать детей в элитные школы и ездить за границу. На роль главного судьи Госсовет назначил Коммунистическую партию КНР.

За нарушение ПДД и жалобы в интернете рейтинг снижают, за помощь соседям и следование плану партии прибавляют баллы.

Как ранее писал The Washington Post, в 2010 году систему рейтингов протестировали в провинции Цзянсу. На основе проставленных баллов граждан делили на четыре категории — A, B, C и D. A-люди получали поддержку правительства, а также привилегии при вступлении в партию, поступлении на службу в армию или на госслужбу. В свою очередь D-люди часто оставались без работы и не могли рассчитывать на поддержку властей.

Сейчас систему в пилотном режиме тестируют в тридцати городах Китая, пишет Ковачич. В городе Жунчэн в провинции Шаньдун всем 670 000 граждан установили одинаковый рейтинг в 1000 баллов. С течением времени он растет или снижается — в зависимости от добропорядочности гражданина.

Как сообщает официальный сайт рейтинговой системы, с помощью анализа больших данных власти Жунчэна учитывают 160 000 различных параметров. Сведения собирают по разным государственным ведомствам, а также через доносы. Доносы, кстати, поощряются баллами, а в городе даже есть штат наблюдателей, которые следят за людьми.

Как и в Цзянсу в 2010-м, жители Жунчэна получают буквенную маркировку от A до D. Присуждение статуса D делает гражданина изгоем общества, пишет Ковачич. Ему нельзя брать кредит, покупать билеты на скоростные поезда и самолеты, арендовать машины и даже велосипеды, а устроиться на работу практически невозможно. Другие жители, конечно же, знают о положении соседа и избегают с ним любых контактов.

Система социальных кредитов создает иерархию в обществе на всех уровнях, вплоть до посещения поликлиники. У обладателей маркировки A появляются привилегии при обслуживании в больницах и других государственных учреждениях, а у D-граждан нет возможности получить даже некоторые базовые услуги.

Ситуация напоминает первую серию последнего сезона «Черного зеркала», в которой жизнь человека полностью подчиняется его рейтингу в соцсети. Наличие популярных друзей, дружелюбие и общительность открывают новые двери, а неудачи в социальной жизни перекрывают все возможности. Разница только в том, что герои сериала точно знают за что и почему им присудили или сняли баллы. В Китае все не так однозначно, потому что точные правила проставления рейтингов нигде не зафиксированы.

Рейтинг D делает гражданина изгоем общества: ему нельзя брать кредит, покупать билеты на скоростные поезда и самолеты, арендовать машины и велосипеды, а устроиться на работу практически невозможно.

Похожую рейтинговую систему собираются ввести и для оценки компаний. Благонадежные предприятия получат налоговые льготы и возможность брать выгодные кредиты, а бизнесменам с низким рейтингом придется бороться за выживание. Также в Китае уже действует система контроля за чиновниками низкого уровня, в которой с помощью анализа больших данных собирают сведения обо всех их прегрешениях.

Кроме доносов и данных государственных и муниципальных структур, сведения будут поставлять восемь частных компаний. Среди них такие гиганты, как Alibaba и Tencent. Первая владеет платформой интернет-торговли, вторая — мессенджером WeChat. Также обе компании управляют сервисами мобильных платежей, которые, кстати, почти вытеснили наличные в крупных городах страны. Кроме того, у Alibaba есть собственная система скоринга Sesame Credit, данные которой часто используются в суде. Так на конец июня 2017 года на основе сведений Sesame Credit Верховный суд КНР наложил санкции на 7,3 млн человек.

Ковачич отмечает, что в рейтинговую систему могут быть вовлечены и многочисленные сервисы предоставления вещей в аренду. «Хайтек» уже рассказывал, что в Китае сотни компаний предлагают услуги шеринга любых предметов — от велосипедов до блендеров и мячей.

Что думают сами китайцы о рейтинговой системе, узнавать скоро будет все сложнее. Китайские власти отлаживают механизмы цензуры — запрещают пользоваться символизмом эмодзи, ограничивают распространение западных сериалов и даже перехватывают фотографии в чатах в момент передачи.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Кейсы
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды