Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Судя по темпам роста, онлайн образование достаточно скоро станет доминирующей формой получения новых знаний и опыта. О трех уровнях мотивации людей, решающих, что им нужна образовательная прокачка, преимуществах дистанционного обучения, стоимости занятий и причинах частичного возвращения в сегмент очных занятий «Хайтек» поговорил с экспертами популярной в России «Нетологии».

Как формируются цены на образование

Когда мы говорим о любом формате образования, чаще главным вопросом становится вопрос цены. Чтобы понять, как формируется стоимость образовательных продуктов, мы спросили руководителя онлайн-направления «Нетологии» Алексея Полехина.

«Нетология» предлагает обучение студентам по 4 основным интернет-направлениям: маркетинг, управление проектами, дизайн и программирование. Присутствуют два формата программ с сопровождаемым обучением — онлайн-курсы, которые в среднем длятся 2–3 месяца, и очные курсы, которые мы называем форматом смешанного обучения, так как у студентов-очников также есть личный кабинет на сайте, где в том числе происходит коммуникация и размещаются видеозаписи занятий.

Цены формируются в первую очередь исходя из экономического положения и стоимости программ конкурентов. На данный момент максимальная цена за курс у нас составляет 28 тысяч рублей, в среднем — 18–20 тысяч рублей. Минимальная стоимость — 12,9 тысяч рублей. Это курсы, которые не столько ориентированы на профессию, сколько являются навыковыми. Стоит отметить, что нет никакой прямой корреляции между стоимостью курса и выхлопом в виде зарплаты определенного уровня — это несвязанные между собой вещи.

В прошлом году «Нетология» получила лицензию и теперь выпускникам трехмесячных курсов помимо диплома предлагается выдача удостоверения о повышении квалификации установленного образца. А выпускникам очных программ предлагается возможность получить диплом о профессиональной переподготовке, если они, конечно же, постараются и будут выполнять представленные им задания. Но даже это не влияет на цену, несмотря на образовательные государственные стандарты".

Таким образом, если ориентироваться на одного из крупнейших игроков рынка и учитывать, что их цена является конкурентоспособной, можно сказать, что онлайн-образование довольно доступно. Если сделать вывод о том, может ли позволить обучение среднестатистический россиянин, то будет понятно, что хоть онлайн-курсы и не являются прямым конкурентом ВУЗов, но с ними надо считаться. Особенно, с учетом, что такие крупные игроки как «Нетология», дают возможность обучения в рассрочку.

Юлия Завдовьева — руководитель очного направления в «Нетологии»: «Стоимость обучения формируется исходя из мотивации, которая есть у пользователей. Если говорить про самую низкоуровневую мотивацию, условно говоря, отвлечься, «потусоваться», проветрить голову, то это формат образовательных продуктов стоимостью до 3 тысяч рублей, куда входят конференции или видеокурсы (прим. редакции — например, проекты Udemy, Lynda) . Это та ценовая категория, когда человек еще не готов вкладываться серьезными ресурсами, но ему хочется попробовать, понять, нравится ли ему предложенный формат.

Нетология

Если говорить про ценообразование на российском рынке, то средняя стоимость онлайн-курса составляет порядка 20 тысяч рублей за два-три месяца обучения. Это самый популярный формат. При этом очный двухдневный семинар может стоить до 30 тысяч рублей. Что касается офлайн-программ, которые длятся полгода (обычно это более 220-240 академических часов), то их стоимость в среднем варьируется от 120 до 180 тысяч рублей. Цена зависит от новизны программы, преподавателей, необходимости обеспечивать некоторые программы инфраструктурой. Самым дорогим офлайн-курсом в «Нетологии» сейчас является обучение на специалиста по машинному обучению, а самым дешевым — на контент-продюсера. При формировании стоимости курсов мы в том числе отталкивались от того, какие зарплаты будут получать пользователи после их прохождения. Например, зарплата специалиста по большим данным составляет от 150 тысяч рублей. Соответственно, средняя стоимость за курс должна равняться этой сумме.

Обучение за рубежом намного дороже — программы, подобные нашим, там стоят в 3 раза больше. Мой офлайн-проект близок по формату к General Assembly и Udacity, у них тоже есть онлайн и очные форматы. Для сравнения, стоимость курса Digital marketing у них составляет 4 тысячи долларов. Это не говоря о специфике местного бизнеса. Люди, которые учатся у нас, работают в России. Соответственно, им нужно знать, как это работает применимо к российским интернет-проектам, им нужно налаживать связи с российскими экспертами и профессиональным сообществом. При разработке программ я слежу за тем, что происходит на рынке образования в Европе и Америке. Но, честно говоря, что-то позаимствовать не удается, потому что у нас своя специфика".

Как мы видим, стоимость офлайна существенно превышает стоимость удаленного обучения. При этом если в первом случае зарплаты никак не коррелируются со стоимостью курса, то во втором — имеют прямое значение.

Что эффективнее: онлайн или офлайн?

Пока доля онлайн-образования в мире находится на уровне нескольких процентов от общего объема рынка образования. В России, по оценке недавнего исследования рынка онлайн-образования, это менее 3%. Но однажды формат онлайн будет точно доминировать, потому что актуальный опыт экспертов в разных отраслях можно передавать большому числу тех, кому этот опыт интересен и важен. Это просто эффективнее, что подтверждает динамика темпа роста онлайн-курсов.

Кроме того, данные подтверждают, что рынок образования растет и не собирается сбавлять обороты, и вместе с ним становится популярным формат онлайн-обучения.

При этом крупнейшие игроки западного рынка онлайн-образования имеют капитализацию более $1 млрд:

  • 2U — облачная платформа для высшего, навыкового и профессионального образования;
  • Pluralsight — онлайн-обучение в области программирования и ИТ-систем;
  • Udacity — одна из ведущих МООС (массовые открытые онлайн-курсы) площадок мира и другие.

И судя по темпам внедрения и инвестирования — онлайн-образование не сдастся, а будет поглощать рынок классического обучения.

За прошедший год «Нетологии», например, удалось вырасти в 2,5 раза по числу студентов: в 2016 году дипломы получили 4,5 тысячи человек, годом ранее — 2 тысячи. За все время работы в «Нетологии» завершили обучение более 12 тысяч выпускников.

Не все студенты получают диплом, ведь речь идет об образовании, в котором есть четкие критерии достижения успеха. Для получения диплома надо учиться, выполнять практические задания, которые даются после занятий. Если человек их не делает, он не получает допуск к выполнению дипломного проекта. Это полноценный образовательный продукт. Обучаться при этом не сложно, если студент готов выполнять домашние задания и слушать лекции. Но мотивации людей иногда хватает на неделю-две. Это и есть те самые 30%, которые остаются без диплома. И так работает любое обучение, которое зависит напрямую от учащегося.

Эксперты крупных игроков рынка, таких как «Нетология», — топы больших компаний с опытом. Они с удовольствием преподают, так как у большинства профессионалов практически на физиологическом уровне есть необходимость поделиться опытом, своими наработками. Вторая причина, по которой люди делятся информацией — наличие несформированных отраслей, в которых хочется диктовать свои стандарты ведения бизнеса.

Например, маркетологи пытаются сделать так, чтобы все думали, условно, о цифрах, и на рынке не появлялось агентств, которые занимаются не тем, чем нужно. Проектировщики интерфейсов создают свои сообщества, чтобы показать доминирование принципов работы, которые им удобны, и воспитывать заказчиков. Кроме того, многие эксперты выбирают онлайн, потому что это наиболее быстрая возможность создать собственную экспертизу для более широкой аудитории.

Алексей Полехин, руководитель онлайн-обучения в «Нетологии»: «Что касается очных курсов, то для нас это был эксперимент, мы не планировали делать целое направление. Во всех учебных программах ориентировались на новичков и специалистов среднего уровня. Затем в какой-то момент мы поняли, что если есть цель попробовать традиционные формы обучения, то это должна быть «прокачка» от среднего уровня до топов. Кроме того, некоторым нашим преподавателям нравится участвовать в образовательных активностях, но у них не всегда была предрасположенность к формату вебинаров.

В сегменте офлайн-образования нам удаётся конкурировать с академическими вузами. И здесь мы достаточно серьезно выигрываем — у нас преподают эксперты с огромным личным опытом, реальными кейсами, большой практикой. Для тех дисциплин, по которым мы ведем очное обучение, подобные вещи крайне важны. В очной программе мы больше говорим про инсайты, делимся теми фишками, которые невозможно дать в рамках, например, той же онлайн-программы.

Нетология

Суть повышенной мотивации людей в очных программах иная: на них невозможно обучаться тем, кто без совсем опыта или совсем новичок в отрасли. Студенты должны обладать определенным опытом и базой в изучаемом предмете, иначе они ничего не поймут на занятиях. Поэтому отбор на такие курсы идет через обязательное собеседование с абитуриентом. Оно нужно, чтобы понять уровень и тем самым гарантировать эффективность обучения. Профессиональный опыт студентов очных программ заметно выше, чем опыт студентов онлайн-программ«.

Почему офлайн будет жить

Юлия Завдовьева — руководитель офлайн-направления «Нетологии»: «Полтора года назад нам пришла идея нового образовательного формата — программы переподготовки, где большая часть занятий проходит очно. В результате такой формат очень успешно зашел на рынок, быстро развивается. Это альтернатива программе MBA, во всяком случае, его российским аналогам. В «Нетологии» я развиваю формат интенсивного шестимесячного бизнес-образования.

У меня есть гипотеза, что формат MBA, когда нужно учиться больше 6–8 месяцев, умирает в областях тесно связанных с Интернетом, разработкой «цифровых» продуктов и сервисов. Скорость обучения и жизни там сейчас совсем другая. Интересный момент: за три месяца ты не успеваешь сделать «нетворкинг» — плотный «нетворкинг» выстраивается как раз на протяжении 6 месяцев. При этом происходит знакомство с экспертами, складываются отношения с одногруппниками. Часто полученные знания применяют уже в процессе учебы: некоторые студенты успеют открыть свой бизнес, кто-то серьезно задумывается о смене места работы или делает успешный карьерный ход.

Хороший ресурс славится открытостью с долей загадочности. Открытые занятия, рассказы о себе в блогах, выкладывание отрывков из курсов в сеть. И при просмотре бесплатного вебинара, вы получите представление о продукте и знания.

Так вы сможете оценить качество продукта. Это называется политикой «открытых дверей», что непременно помогает в первую очередь оценить, насколько вам подходит то или иное образование, будет ли интересен курс или необходим.

Роль образования — высока. Как и вложенные в него средства. Языки, профессиональная подготовка, начальное и среднее образование. Люди всегда хотели учиться и работать, получая высокую зарплату. Хотите зарплату? Учитесь и познавайте. Пожизненный круг, в котором роль обучения очень важна. Поэтому и вложенные бюджеты — высоки. Инвестиции редко пропадают зря из-за высокой окупаемости. И в эпоху диджитал совсем не нужно выходить или куда-то ехать".

Таким образом, мы можем сделать вывод, что обучение полностью онлайн или со значительной его частью чуть ли не прямое наше будущее. Тому причиной доступность, практическая применимость и запрос со стороны рынка.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды