Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Биологическое оружие

Джон Сотос, глава медицинского направления в Intel, рисует темную картину будущего, где лекарства от рака используются террористами для создания новых болезней, переписывающих геномы на лету, пишет The Guardian.

Расщепление атома принесло человечеству ядерную энергию и ядерное оружие. Изменение генома принесет человечеству лекарство от рака и биологическое оружие, создающее болезни, способные стереть с лица Земли целые расы.

Сотос сделал свое замечание на конференции по взлому DEF CON в Лас-Вегасе, где собрались хакеры, чтобы поделиться советами и трюками о том, как взломать почти любое устройство с печатной платой. Сотос, известный больше за свою работу в течение шести лет в качестве консультанта сериала «Доктор Хаус», утверждает, что возможный успех программы правительства США по борьбе с раком с помощью вакцин, предложенной предыдущим вице-президентом Джо Байденом, обязательно откроет двери для создания биологического оружия катастрофических масштабов.

«Причина, по которой вы не часто слышите о биологическом оружии, заключается в том, что оно имеет обратный эффект, — говорит он. — Любая болезнь быстро распространяется за пределы первоначального диапазона: заразите соседнюю нацию — уничтожите и свою собственную».

Однако борьба с раком будет стимулировать новые технологии манипулирования ДНК, потому что рак — это, в первую очередь, болезнь ДНК, считает Сотос: «Механизм, позволяющий уничтожать только особенные раковые клетки имеет обратный эффект и для таргетирования биологического оружия».

Другими словами, если вы можете создать лечение, которое будет атаковать клетки только с генетическим раковым маркером, то вы сможете создать биополе для атаки на людей с определенным генетическим маркером, например, отдельной семьи, пола или расы.

Подобной технологии пока не существует, хотя такие методы редактирования генома, как CRISPR, приблизились к биологическому взлому достаточно близко. По мнению Сотоса, уже скоро в подвалах больниц тысячи пациентов будут заниматься генетическими манипуляциями.

Но биологическая атака — это не просто массовая гибель людей. «Есть вещи пострашнее смерти, — говорит Сотос. — И я называю это ад».

Что, если некоторые группы захотят распространять свою повестку, буквально переписывая ДНК. Предположим, что воинствующие веганы захотят, чтобы человечество прекратило есть мясо: для этого есть специальный ген. Или представьте, что радикальные мизогинисты вдруг захотят избавиться от женщин: как и ген нетерпимости к солнечному свету, есть хорошо изученный половой ген.

А что, если генетическое оружие попадет в руки киллеров, которые захотят «убрать» какого-нибудь общественного деятеля или всю его семью, просто изменив ДНК. Атаки могут быть совсем изощренными — Сотос привел в пример гены, провоцирующие бесконечную диарею, гигантский набор веса, облысение и сильный запах рыбы, который станет источать тело.

В Министерстве обороны США запустили программу изучения биологических угроз, связанных с генетическими модификациями. В свою очередь ученые беспокоятся, что из-за паранойи военного ведомства многие перспективные исследования могут быть закрыты из соображений безопасности.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Кейсы
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Идеи
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения