Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Глава центра по лечению бесплодия New Hope Джон Чжан планировал монетизировать процедуру зачатия ребенка с использованием ДНК трех человек. Методика помогает защитить эмбрион от наследственных заболеваний и решить проблему возрастного бесплодия. Однако американский регулятор не одобрил деятельность Чжана и запретил ему использовать методику в коммерческих целях.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) опубликовало открытое письмо к ученому Джону Чжану с запретом на проведение процедуры зачатия ребенка от трех родителей. Согласно действующему законодательству, в Америке запрещено проводить на людях клинические испытания, которые предполагают генетическую модификацию эмбриона. Операция возможна только при условии, что развитие эмбриона прекратят спустя несколько дней.

Основатель клиники New Hope Джон Чжан планировал одним из первых коммерциализировать метод пронуклеарного переноса, или митохондриальной заместительной терапии (МТЗ), которую часто называют «зачатием от трех родителей». При этой процедуре в донорскую яйцеклетку переносится ядро из яйцеклетки будущей матери. Яйцеклетку оплодотворяют спермой отца и имплантируют обратно в организм женщины. В некоторых случаях этот метод помогает защитить ребенка от передачи тяжелых наследственных заболеваний.

В результате процедуры ребенок наследует ДНК от трех человек — матери, отца, а также женщины-донора. Однако от донора ребенок получает лишь митохондрии, которые не влияют на внешность и другие качества.

Как пишет The Verge, Джон Чжан в прошлом году помог женщине зачать и выносить здорового ребенка, используя метод МТЗ. После этого Чжан создал стартап Darwin Life, который должен был помочь женщинам старше 40 завести ребенка. Стоимость инновационной процедуры ЭКО ученый оценил в $80 000-120 000.

В апреле прошлого года Чжан запросил у FDA разрешение на проведение клинических испытаний. Однако FDA запрещает модифицировать эмбрион человека, если допускается его последующее развитие. Кроме того, экспериментальная процедура не считается полностью безопасной. Ребенок, появившийся в результате МТЗ, еще не вырос, и пока неясно, как эксперимент повлияет на его здоровье в будущем.

Несмотря на отсутствие клинических испытаний, Чжан активно продвигает свою методику и обещает восстановить утраченную с возрастом фертильность. Именно этот факт возмутил FDA.

Пока процедура зачатия от трех родителей разрешена только в Великобритании, но исключительно в случаях, когда у ребенка есть реальный риск получить тяжелое наследственное заболевание. Все заявки индивидуально рассматриваются британским Комитетом по оплодотворению и эмбриологии человека. Первой разрешение на проведение процедуры получила клиника при Университете Ньюкасла, в которой была разработана методика МТЗ.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения