Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Технологии игр

По мнению аналитической компании SuperData Research, 2017 год станет «самым важным в истории цифровых игр и гейм-медиа». Технология блокчейна предлагает новые возможности для роста этого рынка, о трех из которых рассказывает издание VentureBeat.

Трансформация компаний, выпускающих видеоигры

Блокчейн известен своей способностью к децентрализации промышленности и передаче инструментов управления из рук организации в руки самих потребителей. То же самое произойдет и с индустрией игр. Речь идет о переходе от игровых вселенных, в которых всеми правами на контент обладают крупные корпорации (Activision/Blizzard, CCP Games или Perfect World), к платформам, которыми владеют сами пользователи.

Например, сейчас у геймеров есть «контролеры доступа», централизованные организации, диктующие цены, устанавливающие цензуру, следящие за контентом и монетизирующие данные. С появлением децентрализованных платформ пользователи смогут сами договариваться и проводить транзакции без посредников. У них появится больше гибких рычагов контроля.

Межплатформная поддержка

До тех пор, пока игровой контент создается на централизованной платформе (то есть принадлежит одной организации), межплатформную поддержку внедрить сложно. Например, Facebook может с легкостью запретить использовать все материалы, разработанные для виртуальных миров Spaces, на любых платформах, кроме своего Oculus. Децентрализованные платформы, работающие на блокчейне, дадут геймерам и разработчикам то, что им действительно нужно — полный контроль.

По словам Криса Воллмера, специалиста по развлекательному и медиа-бизнесу компании PwC: «Если бы я был издателем игр, я бы больше думал о социальном сообществе, одноранговых связях и о сети со специфическими правами и большими возможностями для взаимодействия».

Власть в руках геймеров

Централизованный контроль над игрой имеет ряд недостатков:

  • Разработчики и потребители могут обмениваться только теми виртуальными товарами, которые одобрил владелец платформы. Это провоцирует формирование черных рынков в игровых мирах, обороты которых, по разным оценкам, составляют $6 млрд.
  • Пользователи теряют часть средств во время транзакций. Например, игра Second Life удерживает 5% с каждой сделки по обмену предметами игрового мира.
  • Централизованные платформы могут забанить любого пользователя в любой момент по своему желанию.
  • Весь контроль за игровой валютой находится в руках владельца платформы, игроки практически не могут влиять на монетарную политику.

При правильном подходе блокчейн мог бы избавиться от этих ограничений. Так, например, поступила компания Decentraland, которая передала права на владение VR-платформой своим пользователям. А Blockchainga разрабатывает игры, в которых цифровые предметы свободно продаются в публичном блокчейне, вне игры.

Рост интереса к блокчейну и криптовалютам сказался на рынке российском труда — HeadHunter зафиксировала рост спроса на специалистов в этой области по сравнению с прошлым годом. Работодатели разместили в 10 раз больше вакансий для специалистов по блокчейну, и в 18 — для тех, кто хорошо разбирается в криптовалюте.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — о промышленном интернете вещей, связи 5G и телеком-стартапах
Мнения
Геометрия помогла ученым превратить обычные клетки в стволовые
Тренды
Кейсы
Из-за глобального потепления к деревне в Гренландии приплыл огромный айсберг. Теперь ей грозит цунами
Rolls Royce представила летающее такси с вертикальным взлетом и посадкой
Тренды
НАСА показала фотографии «пауков» из темной пыли на поверхности Марса
Кейсы
На 3D-принтере напечатали рекордный по размерам предмет — крышку для топливных баков спутника
Кейсы
В ЮАР установили телескоп, с которого лучше всего видно Млечный путь. Его проектировали больше 10 лет
Кейсы
Плутон выровнялся с остальными планетами Солнечной системы. В следующий раз это произойдет в 2179 году
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения