Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Биомедицина

Китайские ученые заявили, что ждут от правительства одобрения клинических испытаний по пересадке генетически модифицированных органов свиньи человеку уже в 2019 году, пишет South China Morning Post.

По словам одного из исследователей из национального проекта по ксенотрансплантации, первая такая операция по пересадке может пройти всего через два года.

Недавние эксперименты, проведенные в Китае, Японии, Южной Корее, Европе и США, показали, что животные с пересаженным свиным органом могут жить несколько лет. Например, бабуин c сердцем свиньи прожил три года в Национальных институтах здравоохранения США.

В Китае находится первый в мире промышленный завод по производству клонированных поросят. В Институте биотехнологий в Шэньчжэне ежегодно производится 500 свиней. Также в Китае есть менее крупные фермы.

Потребность в клонированных органах в Китае возросла после того, как правительство в 2015 году запретило использовать для этих целей органы казненных преступников, которые были главным источником на протяжении десятилетий. По данным китайского Минздрава, менее 10 тысяч человек пожертвовали свои органы в период с 2010 по 2016 года — этого недостаточно: ежегодно более 1,5 млн пациентов нуждаются в трансплантации.

По словам Чжао Цзыцзяна, директора Исследовательского центра по изучению метаболических заболеваний в Медицинском университете Нанкина в провинции Цзянсу, в стране существует огромный спрос на операции по пересадке из-за большого количества сердечно-сосудистых заболеваний, рака легких и гепатита, которые приводят к органной недостаточности. «Мы ожидаем, что правительство, наконец-то, прекратит молчание и разрешит клинические испытания», — рассказывает Чжао.

Органы свиньи похожи на человеческие по размеру и метаболизму, и поэтому наиболее подходят для трансплантации. В Китае в ноябре прошлого года успешно прошла пересадка печени свиньи обезьяне.

По данным китайских СМИ, с 2010 года более 100 пациентов восстановили свое зрение с помощью операции по пересадке роговицы свиньи, которая стоит около 30 тысяч юаней ($4,5 тысяч). Однако ткани глаза не содержат кровеносных сосудов, что снижает риск отторжения при пересадке. Чего не скажешь о других органах. Это, в основном, и тормозит клинические испытания.

Ученые борются с этим с помощью биотехнологий. Редактирование генома с помощью CRISPR/Cas9 позволяет изменять или удалять определенные гены у свиней, чтобы иммунная система человека не отторгала новые органы.

Некоторые ученые считают, что пройдут десятилетия, прежде чем органы свиньи будут успешно пересажены человеку. На фермах по клонированию из 100 эмбрионов, здоровыми рождаются только 1-3 поросенка. Также существует большой риск воспаления после пересадки. Наконец, опыты проводились на генетически модифицированных животных, чья иммунная система была скорректирована так, чтобы свести к минимуму отторжение. Тем не менее, для многих больных свиньи — это пока единственный шанс на выживание.

Британские врачи планируют использовать модифицированные органы свиней для лечения детей, рожденных с атрезией пищевода. Трансплантацию планируется провести 10 детям.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения