Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Генетические тесты

ДНК-тесты поднимают многие этические вопросы. Они дают возможность пролить свет на события, которые происходили десятилетия назад, что иногда полностью меняет семейную историю.

Мать Боба Хатчинсона не рассказывала ему, его братьям и сестрам почти ничего о своей семье, сколько бы они ни спрашивали. Она говорила, что она была единственным ребенком, и что ее родители мертвы, а корни ее семьи — итальянские и шведские. Мистер Хатчинсон подозревал, что семейная история скрывает больше, чем рассказывала мать. Однажды его невестка нашла на фотографии дом детства его матери, внесенный в перепись 1930 года. В нем проживала семья Монтклер, которые значились как «негры». Боб Хатчинсон прежде не знал, что у него есть афроамериканские корни.

Все большее количество компаний, таких как 23andMe и Ancestry.com, предлагают ДНК-тестирование, чтобы узнать свою родословную и найти неизвестных ранее родственников. Уже миллионы людей прошли эти тесты, отправили образцы слюны и заплатили от $100 до $350 за анализ.

Люди хотят знать свою семейную историю, и ДНК-тесты проливают свет на события, которые происходили десятилетиями ранее, пишет New York Times. Мистер Хатчинсон сделал генетический тест и узнал, что у него действительно есть итальянские и шведские корни, но при этом его мать была на одну восьмую африканкой. Она не была единственным ребенком в семье, и мистеру Хатчинсону удалось найти семьи ее братьев.

Не всегда цвет кожи и какие-то черты лица могут дать подсказку о том, к какой расе принадлежали предки человека. Исследователи изучили данные 160 тысяч людей, которые согласились принять участие в эксперименте. Генетики узнали, что 3,5% тех, кто по цвету кожи относит себя к «белым», фактически имели ДНК, которые говорили о наличии одного или более процентов африканских корней.

Среди тех, кто по цвету кожи относил себя к «черным», генетика показала наличие 73,2% африканского происхождения, 0,8% коренного населения Америки и 24% европейского. По мнению экспертов, европейские ДНК, обнаруженные у афроамериканцев, могут быть связаны с Гражданской войной и изнасилованием порабощенных африканских женщин.

Для многих, однако, ДНК-тестирование не имеет ничего общего с поиском своей этнической принадлежности. К примеру, 49-летняя Тереза ​​Мусумечи из Хокессина, штат Делавэр, с помощью генетики разгадала тайну своей семьи и узнала, кто на самом деле был ее биологической бабушкой. Но в то же время такие тесты могут приносить разлад в семьи, если они открывают какие-то обстоятельства, которые были ранее неизвестны. Так, Марк из того же штата Делавэр после генетических тестов узнал, что никто из его «родственников» со стороны отца не приходится ему родным. Оказалось, что его биологическим отцом был лучший друг человека, которого Марк считал своим отцом.

Таким образом, генетические тесты поднимают много этических вопросов. Но при этом их перспективы весьма впечатляют — с их помощью можно не только узнавать свою историю, но и предсказывать наступление заболеваний, узнавать о своих талантах, способностях и подбирать подходящие спортивные тренировки.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения