Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Квантовая физика

Согласно опросу, проведенному в 2011 году на конференции «Квантовая физика и природа реальности», среди ученых нет согласия в том, как интерпретировать квантовую теорию в приложении к законам нашего мира. И некоторых из них такое положение дел не устраивает — они хотят внести ясность в квантовую теорию и, наконец, понять, какую же реальность она описывает.

«С моей точки зрения, конечной целью является доказательство того, что квантовая теория — единственная, при помощи которой наш несовершенный опыт позволяет создать идеальную картину мира», — говорит Гильермо Чирибелла, физик-теоретик Гонконгского университета.

Гарантий успеха нет — нельзя с уверенностью утверждать, что квантовая механика действительно содержит в своей основе что-то простое и понятное, помимо сложных для понимания математических концепций, которые мы используем сегодня. Но даже если усилия не дадут ожидаемого результата, они могут указать путь к даже более привлекательной цели: теории, квантовой гравитации.

Одна из первых попыток реконструкции квантовой теории была предпринята в 2001 году Люсьеном Харди, тогда работавшим в Университете Оксфорда. Отложив в сторону все, что мы обычно связываем с квантовой механикой — квантовые скачки, корпускулярно-волновой дуализм и неопределенность -, он сконцентрировался на вероятности. В частности, на вероятности, которая связывает возможные состояния системы с шансом наблюдения каждого состояния в измерении.

Другую попытку реконструкции предприняли в 2009 году Боривоже Дакич и Каслав Брукнер из Университета Вены, предложив три аксиомы: что самый элементарный компонент всех систем может нести не более одного бита информации; что состояние композитной системы, состоящей из подсистем, полностью детерминировано измерениями этих подсистем; и что можно превратить любое «чистое» состояние в другое и обратно.

Развитием квантовой реконструкции стала теория квантового байесианства (QBism), предложенная Карлтоном Кейвсом, Кристтофером Фуксом и Рюдигером Шаком в начале 2000-х. Она гласит, что математический аппарат квантовой механики не имеет ничего общего с тем, каков на самом деле мир. Скорее, это просто принятый каркас, который позволяет нам высказывать предположения о вероятном исходе наших воздействий. Таким образом, получается, что мир не управляется законами, но законы возникают в ходе наших наблюдений.

Сейчас у квантовой реконструкции мало приверженцев. Но если ей удастся приблизиться к теории квантовой гравитации, ситуация, несомненно, изменится. Опрос 2011 года показал, что около четверти респондентов не исключают, что квантовая реконструкция может привести к появлению новой, более глубокой теории. А шанс 1 к 4 стоит того, чтобы попытаться.

«Я думаю, что квантовая теория в том виде, в котором мы ее знаем, не продержится долго, — считает физик Алексей Гринбаум из научной лаборатории CEA Sacley во Франции. — Которая из ее глиняных ног сломается первой зависит от того, что именно реконструкция попытается исследовать». Тем не менее, когда эта трудоемкая задача, одна из самых сложных и неопределенных в стандартной квантовой теории (к примеру, процесс измерения и роль наблюдателя в нем), будет выполнена, мы поймем, в какую именно сторону предстоит двигаться. «Требуется найти новую математику, которая сможет с научной точки зрения обосновать эти идеи», — говорит он. Тогда, возможно, ученые смогут прийти к согласию по поводу тех вопросов, о которых они сейчас спорят, пишет Wired.

Связь квантовой физики с биохимией обнаружили калифорнийские ученые, продемонстрировав важную роль квантовой неразличимости в некоторых химических процессах даже при обычных температурах. Это открытие может играть важную роль, в ферментативном катализе и других химических реакциях.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения