Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Криптовалюты

Нобелевский лауреат по экономике, профессор Йельского университета и автор книги «Иррациональное изобилие» Роберт Шиллер рассказал в интервью Quartz о том, почему биткойн — это пузырь, а вселяющая надежду история — важнее технологий.

Каковы наилучшие примеры спекулятивных пузырей?

— Лучший пример сейчас — это биткойн. И я думаю, что это связано с мистической мотивирующей историей, которая возбуждает людей. Когда говоришь о биткойне со студентами, то у них прямо глаза горят! Помните Сатоши Накамото? Его ведь так никто и не нашел. А идея шифрования, блокчейна, публичного регистра. Эти идеи настолько сильны, что даже государство не может их остановить.

Мне кажется, что их питает тоска по стабильности, которую люди теряют в эпоху перемен. Каким-то загадочным образом блокчейн и биткойн дают надежду людям, что, поняв эту сложную технологию, можно будет защитить себя, сохранить работу. Короче говоря, понять, как жить в этом ставшем внезапно странном мире.

Биткойн — просто пузырь или самый крупный пузырь?

— Мне сложно дать количественную характеристику. Есть еще одна история, которая так же, как биткойн, будоражит умы — это Дональд Трамп. Он умеет видеть истории, слушать свою аудитории и понимает, что движет ею.

Трамп — это тоже ответ на фундаментальную тоску современного человека. Он обращался к этой тоске, и именно поэтому его история была такой популярной. Эпидемии идей действительно существуют.

Вы как-то говорили, что интернет по силе влияния на пузыри уступает традиционной прессе. Вы все еще верите в это?

— Интернет — это не главное, что произошло за последние столетия. Главное — это изобретение печатного станка Гуттенбергом в XV веке. Он, станок, начал активно работать в XVII веке, и именно тогда появились первые пузыри. Раздуть его можно и просто, передвигаясь из города в город, рассказывая о своей истории, как это делал Гомер со своей «Иллиадой». Но СМИ выступают в роли педали акселератора, повышающей скорость. Когда изобрели еженедельную новостную прессу, то пузыри вспыхнули как лесной пожар. Интернет просто вывел это на новый уровень.

Наблюдаете ли вы пузыри на фондовом рынке?

— С 1989 года я веду и публикую Индекс оценки уверенности, который основан на опросе индивидуальных и институциональных инвесторов. Сейчас есть общее мнение, что рынок переоценен. На столь низком уровне индекс находился только в 2000 году, когда лопнул пузырь «доткомов». Он был похож на 1849 год — время «золотой лихорадки», чей лозунг был: «Бегите на прииски прямо сейчас! В 1850 году будет уже поздно!». В 1999 году все верили, что вот оно, будущее, уже на пороге, а техгиганты изменят мир. Подобную лихорадку я наблюдаю и сейчас в отношении FANGs — Facebook, Amazon, Netflix и Google.

Вы что-нибудь слышали об ICO?

— Нет, а что такое ICO?

Это использование криптотокена, не самого биткойна, а непосредственно блокчейн-архитектуру, выпуская для этого виртуальные токены, почти как акции, но не совсем.

— А чем это отличается от биткойна?

Это похоже на краудфандинг. Скажем, вы открыли бар, и хотите профинансировать его, выпустив токены. Один токен стоит как одна бутылка пива, но ваш бар не сможет наливать бесконечное количество кружек, их число ограничено. Если люди считают, что это будет крутой бар, то рыночная стоимость токенов может вырасти до $100. Люди привлекают сотни миллионов долларов таким образом, не имея четкого бизнес-плана.

— Да, это классический пузырь. Надо про это почитать. Существует много криптовалют, но только у биткойна была хорошая история. Возможно, появился новый сюжет, который я пропустил. Надо написать про это книгу.

Сейчас рынок криптовалют оценивается в $82 млрд, однако в отличие от большинства рынков, он базируется на обещаниях, надеждах и оптимизме. Хрупкий мир цифровых монет вырастает из теневой банковской системы и постепенно превращается в пузырь, считает колумнист Financial Times Изабелла Каминска.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы