Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Долгое время видеоигры ассоциировались исключительно с пустой тратой времени. Но в последние годы этот вид развлечений превратился в полноценный ресурс, который помогает понять суть современных технологий и связанных с ними рисков. В своей колонке в Guardian филолог и эксперт по видеоиграм Роб Галлахер советует чиновникам почаще играть в компьютерные игры, чтобы, как ни странно, не терять связь с реальностью.

Кремниевая долина успешно использует эстетику и модные слова для маскировки новых форм извлечения прибыли, тотальной слежки и контроля. Однако многие политики и регуляторы не понимают, что именно стоит на кону, и какую угрозу несут новые технологии. Исследователь Роб Галлахер предлагает чиновникам обратиться к уже существующим источникам, в которых описаны сценарии будущего, — к видеоиграм.

Галлахер признает, что существуют и другие формы познания действительности, в том числе книги и сериалы. Но у видеоигр есть существенное преимущество — они помогают понять не только, как разворачиваются сюжеты и образцы поведения героев, но и как компьютеры «воспринимают» и меняют окружающую действительность. «Видеиогры появились в поствоенную эпоху под влиянием кибернетики и теории систем. В этот период человечество начало рассматривать большинство явлений с точки зрения сетей, алгоритмических схем и систем обратной связи», — пишет Галлахер.

Компьютерные игры лучше передают цифровую реальность еще и благодаря обилию грамотно поданных клише, неудач и компромиссов, на которые приходится идти героям, а также эффекту «зловещей долины», при которой виртуальные объекты отталкивают человека своим мнимым сходством с реальными.

Многие игры описывают антиутопичную реальность, с которой нам уже приходится иметь дело. Так, научно-фантастическая сатирическая игра Redshirt помещает игрока на космическую станцию, на которой все определяют отношения в социальной сети. Cibele, A Normal Lost Phone и Don’t Take it Personally, Babe, It Just Ain’t Your Story также отражают возросшее влияние соцсетей в жизни современного человека.

Игра Papers, Please предлагает игрокам стать пограничниками в 1980-х годах, хотя обстановка в игре скорее походит на мир после 11 сентября 2001 года с его массовой миграцией, ограничениями на передвижение и биометрической идентификацией.

Forbidden Siren 2, Bioshock 2: Minerva’s Den, Alien: Isolation и Nier: Automata на первый взгляд кажутся обычными играми, где нужно стрелять и собирать очки, но они также с точностью подмечают важные проблемы идентичности, памяти и машинного интеллекта.

Галлахер замечает, что большинство разработчиков не относились к своим играм серьезно и не воспринимали их как высказывание на злобу дня. Однако им удалось создать гид по отношениям человека с цифровыми системами. И этот гид, считает автор колонки, следует освоить всем политикам. «Обычно власти смотрят на технологии со свойственным им ужасом и негодованием, или же слепо отрицают их значение. Если вы хотите, чтобы ситуация изменилась, напишите своим локальным чиновникам и попросите их почаще играть в компьютерные игры», — заключает Роб Галлахер.

Некоторые политики уже начали готовиться к вызовам будущего с помощью игровых форматов. На встрече министров обороны Европейского союза в Таллине политики сыграли в игру Cyberwar, которая имитирует кибер-атаку на военные силы ЕС, штаб-квартиру в Риме и на военно-морские силы Евросоюза.

Со временем компьютерные игры могут стать не только средством познания мира, но и заменой реальности. Эксперты полагают, что после введения безусловного основного дохода сформируется бесполезный класс, который будет реализовывать себя в видеоиграх. В некоторых странах процесс уже начался. К примеру, за последний год 22% американских мужчин без высшего образования не работали ни дня. Многие из них проводят время дома за видеоиграми.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы