Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Автоматизация

Nike находится в процессе серьезных изменений в способах производства. Компания сотрудничает с крупнейшими специалистами по автоматизации, чтобы ускорить производство кроссовок и снизить издержки, связанные с этим. Financial Times пишет, что такая оптимизация повысит прибыль Nike, но оставит тысячи азиатов и жителей других стран без работы, что также скажется на репутации компании.

Технологический прорыв в производстве кроссовок Nike случился в 2012 году. Тогда в компании начали использовать для производства новый материал — Flyknit. Он позволяет создавать бесшовный и мягкий верх для кроссовок, который сразу оценили марафонцы и другие профессиональные спортсмены. Более того, кроссовки из Flyknit не клеятся вручную — их «шьет» специальная машина. Если до этого стандартный кроссовок состоял из 200 кусков разных размеров, каждый из которых должен был быть приклеен старательной азиатской рукой, то теперь верх стал монолитным. Весть этот монолит создает робот, закрепляя результат лазерами.

С появлением этого материала стало ясно, что процесс производства изменится. Но опасения закрепились в 2015 году. Nike начала сотрудничество с экспертом в автоматизации компанией Flex. Одним из результатов такого взаимодействия стала крупнейшая фабрика Nike в Мексике. Ее строили, ориентируясь уже не на дешевую человеческую рабочую силу, а на оптимизированный процесс производства, роботов и шитье с помощью лазеров. На этой фабрике уже никто не склеивает отдельные кусочки — они скрепляются лазерами.

Для Nike это имеет сразу несколько важных последствий. Ожидается, что значительно увеличится прибыль: меньше персонала, увеличенные объемы. Но также Nike наконец сможет максимально быстро реализовывать новые концепты и дизайнерские решения в своей обуви. Сейчас от стола инженеров до готового кроссовка проходит несколько месяцев. Из-за этого уже вышедшая на массовый рынок модель может оказаться устаревшей. Но с лазерной резкой и автоматической склейкой это время уменьшается до нескольких недель. Компания сможет еще чаще менять модельный ряд, фактически подстраиваться под мгновенные желания потребителей. Это может быть даже важнее, чем сухая оптимизация производства.

На этом можно было порадоваться за улучшение показателей компании, если бы Nike не была крупнейшим межнациональным работодателем. По последним данным, на заводах Nike у линии стоят 493 тысячи человек. Теперь каждый из них боится прихода роботов. В свое время Nike стала первой компанией, которая в огромных масштабах переносила производство в развивающиеся страны. Два последние десятилетия компания подвергалась многочисленным обвинениям со стороны правозащитников за создание тяжелых условий труда. Но теперь эксперты прогнозируют, что автоматизация может создать компании и политические проблемы во всех странах присутствия. Никто не захочет тысяч граждан, оказавшихся на улице. Так что у Nike появляется дилемма: автоматизация или рабочие места. В самой компании говорят, что увеличивающиеся объемы помогут и внедрить автоматизацию и сохранить людей.

Производство одежды и обуви одна из тех сфер, куда роботы прорываются быстрее всего. Так, в октябре — главный конкурент Nike — Adidas начал продажу кроссовок, сшитых роботами. Дальше компания запустит еще одну роботизированную фабрику в Атланте. При этом роботам уже дышат в спину 3D-принтеры, которые, в теории, смогут печатать кроссовок целиком.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения