Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

С момента первых пилотируемых полетов в космос перед исследователями встал вопрос: как пребывание за пределами Земли повлияет на человеческое тело, которое миллионы лет эволюционировало для жизни под действием гравитации? Благодаря астронавтам, таким как Скотт Келли и Пеги Уитсон, мы можем ответить на этот вопрос. И, как пишет Engadget, результаты зачастую оказываются тревожными.

Один из частых побочных эффектов жизни в космосе — ухудшение зрения. Порой оно проявляется даже во время коротких двухнедельных миссий и сохраняется после их завершения. НАСА называет этот симптом VIIP (Vision Impairment and Intracranial Pressure — ухудшение зрения и рост внутричерепного давления). Считается, что его причина заключается в изменении давления в головном мозге и спинномозговой жидкости под воздействием невесомости. Однако далеко не каждый астронавт сталкивается с VIIP. Нейрорадиолог Донна Робертс решила выяснить точные причины, вызывающие это состояние.

Участники эксперимента, который провела Робертс, пробыли в постели в течение 90 дней. Чтобы имитировать эффекты пониженной гравитации на мозг, их головы были наклонены вниз. Затем исследовательница использовала фМРТ, чтобы определить, как эти условия подействовали на мозг. Результаты оказались примечательными.

Во-первых, на вершине мозга формировалось уплотнение, и чем дольше испытуемый оставался в указанном положении, тем крупнее оно было. Во-вторых, мозг участников смещался, и пространство между верхней частью мозга и черепом уменьшалось. Чтобы понять, совпадают ли эти изменения с теми, что характерны для настоящих астронавтов, Робертс сравнила изображения мозга испытуемых с теми, что были получены у участников космических полетов продолжительностью от пары недель до нескольких месяцев.

Выяснилось, что уплотнение верхней части мозга в результате сужения центральной борозды (области, разделяющей лобную и теменную доли) было характерно для 94% астронавтов, вернувшихся из длительных космических полетов, и для менее 20% участников коротких миссий. Лобные и теменные доли отвечают за ряд важных функций организма, поэтому любое изменение этих областей вызывает беспокойство. Теоретически проблему с VIIP можно решить простым удалением излишка спинномозговой жидкости путем поясничной пункции, однако осуществить эту процедуру в космосе пока невозможно.

Следующей целью Робертс является изучение того, как на астронавтов влияет повышенное содержание CO2, а также более тщательное изучение данных людей, проведших на орбите долгое время. Работы, подобные этой, важны, если мы всерьез намерены осваивать космос и другие планеты, где гравитация будет отличаться от земной.

Как показало тщательное сравнение организмов астронавта Скота Келли и его брата, оставшегося на Земле, у Келли за долгие месяцы в космосе накопилось множество изменений. Ученые называют сумму накопившихся отклонений «космическим геном».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы