Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Все шире распространяется мнение, что американские технологические компании перестали производить полезные вещи, которые решают сложные проблемы. Вместо этого они стали аналогом Уолл-стрит. О разочаровывающей трансформации Кремниевой долины пишет Business Insider.

Этические установки двух главных центров американского капитализма всегда были диаметрально противоположными. Уолл-стрит откровенно признавала, что ее главными двигателем является жадность. Кремниевая долина, напротив, позиционировалась как место, где создают хорошие вещи, которые делают мир лучше. Но сейчас ситуация изменилась: нетрудно заметить, что компании Долины изменили своим идеалам. Теперь здесь тоже гонятся за деньгами ради денег, а инвестиции предпочитают делать не в яркие или масштабные, а в прибыльные идеи. Молодые предприниматели из Нью-Йорка и Сан-Франциско теперь отличаются лишь предпочитаемыми брендами и тем, что первые рассуждают о хедж-фондах, а вторые — о биткойнах.

Между тем, Кремниевая долина получила огромное влияние на умы американцев, что особенно проявилось после прошлогодних президентских выборов. Технологические компании влиятельны как никогда ранее, и их деятельность затрагивает огромное количество людей. Однако их моральный облик вызывает множество вопросов. Apple уклоняется от уплаты налогов, а Google, Facebook и Twitter получают деньги за размещение иностранной политической пропаганды на своих площадках. Социальные сети заинтересованы в получении прибыли, но не в регуляции контента.

Что касается инноваций, то, очевидно, вместо инноваций для Америки или мира Кремниевая долина производит инновации для себя. На смену вопросу «Что нужно миру?» пришел вопрос «Чего хочу я?». В результате один за другим появляются стартапы, производящие соковыжималки за $400 и приложения — аналоги Airbnb для собак.

По мнению Анкура Джайна, 27-летнего основателя Kairos Society, пришло время вернуть Кремниевую долину к истокам. Компании вновь должны стать смелыми и полезными. Его организация представляет собой венчурный фонд, объединяющий 1000 начинающий предпринимателей из 50 стран. Он должен помочь стартапам, нацеленным на решение финансовых трудностей среднего класса. Среди приоритетных проблем, которые намерен решать фонд Джайна, долги за учебу, доступное жилье, пособия по уходу за детьми, безработица и оплата переподготовки, а также пенсионные доходы. Чтобы сосредоточиться на этих темах, фонд откажется от некоторых популярных видов сделок. На эти программы выделено $25 млн, при этом отдельные выплаты составят от $250 000 до $1 млн.

Джайн считает, что работа его фонда очень важна, ведь многие предприниматели разочарованы инвесторами Кремниевой долины, которые не заинтересованы в реальных проблемах людей. Более того, ряд технологий, получающих большие финансовые вливания, уничтожат рабочие места и тем самым ухудшат положение людей.

Одним из первых предприятий, в которое инвестирует Kairos, станет Little Spoon, компания по доставке органического детского питания. Этот рынок, который составляет $55 млрд, в настоящее время поделен между огромными корпорациями, такими как Nestle и Campbell. Однако недавние исследования, выявившие повышенное содержание свинца в образцах детского питания, могут открыть дорогу для новых игроков. По словам представителей Little Spoon, преимущество компании заключается в том, что она контролируют весь процесс производства. Также она использует особые технологии, благодаря которым сохраняются полезные вещества и нейтрализуются болезнетворные бактерии. Компания создала общенациональную сеть доставки, позволяющую сделать заказ из любой точки Соединенных Штатов.

По мнению многих экспертов, высокотехнологические компании приносят миру больше вреда, чем пользы. Например, часто встречается мнение. что ИИ и роботы лишат людей рабочих мест. Но, как выяснилось в недавнем исследовании, основную угрозу рабочим несут не роботы, а плохое знание компьютерных программ.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Тренды
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
Умный дом
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды