Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Чистая энергия

Министерство энергетики США видит будущее концентрированной тепловой энергетики в трех технологиях, на развитие которых выделяет $62 млн. Цель грантов — добиться стабильного результата к 2020 году при цене производства 6 центов за кВт*ч.

Сотни зеркал фокусируют солнечный свет в ресивере наверху 60-метровой солнечной вышки, расположенной на испытательном полигоне Сандийских национальных лабораторий в Альбукерке. В традиционных системах свет превращал бы воду или другую жидкость в пар, который запускал бы электрические турбины. Но тут концентрированный солнечный луч падает на мелкие керамические частицы, похожие на черный песок и легко достигающие температуры на 100˚ C выше, чем жидкость, которую используют обычно. Это позволяет увеличить объем доступной энергии, а также сократить стоимость ее производства и хранения.

Этот подход — один из трех, которые, по мнению ученых Национальной лаборатории возобновляемой энергетики (NREL), помогут сделать, наконец, концентрированную тепловую энергию доступной и экологически чистой. Две других — это система на расплаве солей и теплообменная жидкость. Все они позволят добиться поставленной в 2011 министерством энергетики США цели — производства солнечной тепловой энергии по цене 6 центов за киловатт-час к 2020 году.

В сентябре министерство объявило о том, что инвестирует $62 млн примерно в десяток перспективных проектов, развивающихся в одном из этих трех направлений. Заявки на гранты подали ученые из Сандийских национальных лабораторий, Национальной лаборатории Саванна-Ривер, компании Brayton Energy.

Большим преимуществом концентрированной солнечной энергии над фотоэлектричеством является то, что тепловую энергию гораздо легче хранить, и она доступнее электрической. Это означает, что станции могут корректировать ее выработку, подгоняя под насущные потребности электросети. Такой гибкости солнечным панелям сложно добиться без больших и дорогих аккумуляторов или других способов хранения энергии, обладающих своими ограничениями.

Недостаток этой технологии в том, что строительство и эксплуатация станции обходится дорого. Например, станция Ivanpah в пустыне Мохаве, которой владеют BrightSource, NRG и Google, стоит $2,2 млрд и из-за низкой производительности находится под угрозой закрытия. Несколько других станций, расположенных там же, прекратили свою работу по окончании срока государственной поддержки.

Для того чтобы увеличить производительность таких станций, ученые предлагают ввести так называемый брайтоновский цикл, который увеличит эффективность традиционных паровых турбин на 30%. Но для этого энергетический цикл требует, чтобы источник тепла был разогрет минимум до 700˚ C, чтобы реализовать весь потенциал. Все три предложенных NREL метода позволяют добиться таких температур, хотя у каждого есть свои плюсы и минусы.

Технология, предложенная Сандийскими лабораториями, наиболее близка к рабочему прототипу. Падающие частицы, состоящие в основном из оксида алюминия и железа, проходя через сфокусированный солнечный луч, снова поднимаются наверх, в замкнутом цикле, и разогреваются до температуры 900˚ C, сообщает MIT Technology Review.

Специалисты МТИ изобрели устройство, позволяющее накапливать и хранить тепловую энергию в течение дня. В отличие от материалов с изменением фазы это изобретение основано на принципе «молекулярных переключателей», которые изменяют форму вещества в зависимости от освещения.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения